Мой сайт

Среда, 23.08.2017, 07:09

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2013 » Март » 18 » Динамит.(S)
22:10
Динамит.(S)
Динамит.(S)
   Вокруг Избербаша было много каменной породы под общим названием "известняк", который использовали на строительство и на гашение известки почти дедовским методом. Просто разводили огромный костер на камнях. Когда камни сильно нагревались и начинали потрескивать, в этот момент на камни выливали много холодной воды. В одно мгновение камни превращались в гашеную известь, которую тут же собирали в деревянные бочки и увозили на строительный склад.
   Конечно, такой дедовский метод получения известки был малоэффективен в строительстве растущего города. Покупать известку на стороне было неразумно. Все равно, что покупать у себя на рынке собственный продукт. Ведь вокруг города было столько много породы известняка, что из него можно было изготовлять известь в огромных количествах по современной технологии.
   Городской исполком не имел таких денег, чтобы построить современный завод по изготовлению извести. В столице Дагестана вообще не рассматривали вопрос по строительству такого завода в нашем городе. Так как почти все горы Дагестана составляли собой породы известняка. Если строить завод по изготовлению извести или цемента в одном городе районного значения. В таком случае надо строить заводы по изготовлению извести вблизи каждого города районного назначения. Таких городов и крупных населенных пунктом на территории Дагестана огромное множество.
   Проблема с известью была первым вопросом на городском собрании, которое решили провести на стадионе между старым городом Избербаш и Новым городком. Прямо у ворот на футбольном поле построили временную трибуну, где разместилось городское руководство. Жители старого города и Нового городка расположились напротив трибуны прямо на футбольном поле, а также на скамейках для болельщиков вокруг футбольного поля на единственном городском стадионе.
   - Товарищи! Прошу соблюдать тишину во время собрания, - громко, сказала ведущая собрания. - На повестке дня один вопрос, строительство. Собрание дает слово председателю Исполкома, товарищу Измаилову Магомеду Исаевичу. Желающие могут подготовиться к прениям по вопросу.
   Из-за стола к трибуне вышел мужчина лет сорока в европейском костюме с каракулевой папахой на голове. Магомед Исаевич налил из графина воды в граненый стакан. Сделал пару глотков воды. Посмотрел сурово из-под каракулевой папахи на облака, надвигающиеся к морю со стороны гор. Затем перевел свой взгляд на горожан, притихших в ожидании речи от председателя Исполкома.
   - Товарищи! Рад с вами встретиться! - громко, сказал Измаилов, чтобы было слышно без микрофона. - У нас на сегодня на повестке дня всего один вопрос. Дефицит извести на строительстве...
   - Давно пора перейти от дедовского метода к современной добычи извести, - выкрикнул из трибуны болельщиков мужчина в строительной робе. - Иначе известь на строительство закончится.
   - Вот именно этот злободневный вопрос должны мы обсудить на данном собрании, - продолжил свою речь, председатель Исполкома. - В городской казне нет таких денег, чтобы строить современный завод по изготовлению извести. Верховная власть Дагестана денег на завод не дает. Проблема с известью и с цементом присутствует не только в нашем городе, а также во всей республике. Мне хочется, чтобы вы выступили со своими предложениями, как выйти из данной проблемы.
   - У нас под ногами известняк и газ, - выступил в прениях, Степанов Николай Васильевич, сосед по нашему дому. - У нас столько много полезных ископаемых, что нам можно решить любой вопрос.
   - О присутствии полезных ископаемых у нас под ногами знают все, - продолжил свою речь, Магомед Исаевич. - Но! Где взять деньги, чтобы построить завод по переработки породы известняка?
   - У нас в Гудермесе терские казаки своими руками построили кирпичный завод почти сто лет тому назад, - взял слово в прениях Морозов Леонид Кузьмич, родной брат моей мамы. - Там тоже полезные ископаемые прямо под ногами. Каждые десять лет этот завод реконструируют и обновляют горожане за свой счет и собственными руками. За свой труд горожане получают скидку в цене на приобретение кирпича в собственное строительство. Так от Старого хутора построили целый город. Здесь тоже можно сообща построить любой завод в пользу строительства нашего города...
   - Леня правильно говорит, - выступил в прениях мой отец. - "С миру по нитке - голому рубашка". Гласит мудрая поговорка. Большинство из присутствующих нуждаются в своем жилье. Если сейчас скинемся по червонцу, то хватит на целый завод. Надо лишь провести учет собранных денег.
   - Морозов и Черевков правильно говорят, - поддержал инициативу председатель Исполкома. - Мы прямо сейчас поручим директору Сбербанка и его кассирам оформить документы по сбору денег в цивилизованном порядке. Откроим счет в Сбербанке на строительство завода. Любой житель Избербаша и Нового городка может внести на счет удобную ему сумму денег. Пока деньги будут собраны, руководители города и коммунистическая партия, при помощи комсомольцев, определят место строительства завода по изготовлению извести. Объявим объект "Комсомольской ударной стройкой", чтобы в течение летних каникул построить завод руками энтузиастов...
   Заключительное слово председателя Исполкома прервала гроза и сильный проливной дождь. Голосовали горожане за решение общего собрания под канонаду грома и молнии, которые оповестили о начале весны 1957 года. В преддверии сороковой годовщины Великой Октябрьской Социалистической Революции. Народ Советского Союза готовился торжественно встретить знаменательную дату, с которой началась эпоха строительства светлого будущего в нашей стране...
   До знаменательной даты было далеко, а сейчас надо было решать сиюминутный вопрос. Как можно быстрее выбраться из футбольного поля городского стадиона куда-то под навес или в крытое помещение. Таким образом укрыться от проливного дождя, чтобы не промокнуть до нитки. В эти годы крытых стадионов не было. На стадионе было всего два помещения, касса у ворот и барак, где переодевались футболисты в спортивную форму перед выходом на футбольное поле.
   - Мы, что, никогда под дождем не мокли? - стараясь перекричать гром и молнию, орал на ухо мне, Сулимов Вовка. - За десять минут добежим домой, а там посушимся возле печки у себя на кухни.
   Мы ни стали обсуждать данный вопрос. Все равно от дождя нам некуда было спрятаться. На стадионе было несколько тысяч человек. Каждый старался укрыться от проливного дождя. В то время городские и частные автомобили были большая редкость. Всех желающих в один автобус не спрячешь. На легковых машинах еще меньше места. Так что каждый по-своему прятался от дождя.
   - Давайте напрямую чесаньем в сторону Нового городка, - предложил Абдуллазизов Абдулл.
   - Правильно! Говорит Абдулл, - согласился Пузан с решением друга. - Метров на сто короче будет.
   Мне было все равно как бежать. Давно весь промок до нитки. В голове были одни мысли, это не заболеть воспалением легких. Меня в прошлом году с трудом вытащили с того света от затемнения легких. Едва успел выкарабкаться из больничной кровати. Обратно ложиться в кровать никак не хотелось. Поэтому решил бежать изо всех сил, чтобы разогреться и не заболеть от простуды. Всей оравой мчались от стадиона напрямую без дорог, словно взмыленные лошади во время скачки. Как марафонской дистанции, соревнуясь никто, не хотел уступать первенство в преодолении расстояния. Так что меньше чем через пять минут мы были воле своего дома и не прощаясь, разбежались по своим коммунальным квартирам, где нас ждали обеспокоенные родители.
   - Боже мой! Ты весь мокрый! - с тревогой вскрикнула мама, снимая с меня мокрую одежду. - Кто вас просил идти на стадион? Можно было подумать, что без вас собрание могло не пройти...
   Мама словно причитала перед покойником, растирая мое тело до красного цвета махровым полотенцем. Когда я стал совершенно сухим и разогретым, мама надела на меня шерстяные носки, шерстяной свитер. Даже штаны и шапка были из шерсти. Все это связала из шерстяных ниток моя бабушка Нюся, когда я болел затемнением легких. Козья шерсть хорошо разогревало мое тело.
   - Сейчас быстро на кухню! - приказала мама, когда я был полностью укутан в шерстяную одежду.
   Когда я прибежал из нашей комнаты на общую кухню в коммунальной квартире, то там за столом сидел Абдулл, мой друг и сосед по коммунальной квартире. Моя мама, никогда не делала ни какой разницы между детьми нашей коммунальной квартиры. Если за стол садился я и дети наших соседей, то мама кормила нас всех одновременно без различия о том, кто сидит за столом.
   - Сейчас выпьете по кружки какао с медом, со сливочным маслом и молоком, - сказала нам, моя мама, приготавливая нам лечебный напиток. - Затем быстро в свои кровати под теплое одеяло. Вам надо хорошо пропотеть до утра, чтобы вся зараза вышла потом из вашего тела. Тогда вы будете здоровыми. Иначе мне придется вас завтра отправить в больницу на все летние каникулы.
   Нам, конечно, не хотелось все летние каникулы проваляться в больничной постели, когда у нас есть планы на все лето. Поэтому мы беспрекословно выполнили все требования моей мамы и прямо из кухни разбежались по своим комнатам, где нас ждали теплые кровати. Лично меня ждала пуховая перина, с пуховым одеялом и с шерстяным покрывалом, куда меня мама укутала. Половину этого дня и всю ночь я так сильно потел, что мама меняла на мне одежду каждые два часа. В это же время мама поила меня кипяченым молоком с медом и сливочным маслом, чтобы я вновь потел до самого утра. Потом из моего тела выходили все болезненные микробы. Так что к утру я был вполне здоров. Но так устал сильно от ночных процедур, что проспал почти до обеда.
   - Молодец! Хорошо поспал! - одобрительно, сказала бабушка Нюся, когда я встал с постели. - Сейчас хорошо покушай и бегом на улицу. Тебе надо больше двигаться, чтобы никогда не болеть.
   Несмотря на то, что бабушка была парализована на обе ноги и самостоятельно не могла выйти на улицу. Она все равно каждое утро просила своих детей, чтобы они вывозили ее на коляске во двор в любую погоду под навес. За тридцать лет, будучи парализованной на ноги, бабушка Нюся никогда не болела. За первые десять лет, будучи парализованной, бабушка родила двоих близнецов, Леню и Сашу. Затем родила дочерей, Надежду и Тамару. Всех своих детей подняла на ноги. Бабушка часто предсказывала то, что будет в скором будущем. Все её предсказания сбывались. Поэтому к её советам часто прислушивались и с уважением относились к бабушке, как к умному человеку. Я тоже не был исключением. Прислушивался к её советам. Знал прекрасно, что если бабушка сказала, то так должно быть. Иначе, зачем мы живем, если не прислушиваемся к советам...
   - Мы думали, что тебя положили в больницу, - с удивлением, сказал, Сулим, когда я вышел на улицу. - Абдулл сказал нам, что твоя мама устроила тебе хорошую профилактику против болезни.
   - Можно подумать, что Абдулл был в стороне, - ехидно огрызнулся я. - Он сам подвергся процедурам со стороны моей мамы. Если бы не моя мама, то едва ли Абдулл сейчас был рядом с нами...
   - Хватит вам разводить базар! - возмущенно, сказал Журавлев Виктор. - Лучше расскажите ему, чего он не знает. Можно сказать, что за прошедшие сутки, Череп проспал массу особых событий.
   - Вчера и сегодня утром в Сбербанк горожане внесли почти миллион рублей, - сообщил, Сулим результат выполнения договора на городском собрании. - На такую сумму можно построить завод. Но самое главное в том, что завод будет построен на площадке между военным заводом и мысом с маяком. Как раз на нашем пути к пресным заливам. Думаю, что они зря строят там завод.
   - Конечно зря! - с возмущением воскликнул Махмуд. - Завод загадит пресные заливы и нашу рыбу.
   - Сулим! Тебе надо сказать своему отцу, чтобы они пересмотрели место строительства, - серьезным тоном, сказал я Сулимову Вовке. - К голосу твоего отца должны прислушаться в Исполкоме.
   - Череп правильно говорит, - поддержал меня Пузан. - Твой отец давно служит в Исполкоме. Он может повлиять на окончательное решение правления городского Исполнительного комитета.
   - Если с нашей стороны нужна поддержка, то мы сагитируем нашу школу в защиту природы, - добавил от себя Журавлев Витька. - Мы можем так же поговорить с администрацией военного завода. Ведь фактически вблизи военного завода будут строить завод, который будет дымить трубами.
   Мы долго обсуждали наболевшую тему по строительству завода по изготовлению гашеной из-вести. В течение одной недели сагитировали на свою сторону нашу школу и даже детдомовцев. Старались как можно больше привлечь на свою сторону взрослое население. Дошли до того, что мне поручили написать лозунги и плакаты в защиту природы. Но старания наши были напрасны.
   - Вы, конечно, молодцы! Природу надо защищать, - выступил перед нашей толпой председатель Исполкома, когда мы собрались с лозунгами протеста у здания городского Исполкома. - Но прежде чем протестовать против строительства завода вблизи пресных заливов, надо во всем разобраться. Мы тоже, так же как наши дети, обеспокоены о чистоте нашего места проживания. Поэтому мы решили построить временный завод вблизи моста через Уллубиевскую балку. Там совершенно чистая площадка от всякой растительности. В этом месте не гнездятся птицы и не живут дикие животные. В тоже время оттуда легче подвозить известняк на обжиг. Никакого задымления от завода не будет. Так как обжигать породу будет природный газ, а не уголь и не дрова. Кроме всего прочего завод будет маленький и временный, чтобы не остановилось строительство в нашем городе из-за нехватки извести. В дальнейшем мы планируем построить большой завод вдали от города где-то на пустыре. Таким образом, окружающая нас дикая природа никак не пострадает.
   - Ура! Мы победили! - в один голос завопили мы. - Мы спасли пресные заливы и дикую природу!
   Магомед Исаевич с удивлением посмотрел на ликующую толпу подростков. Немного аплодировал какой-то непонятной ему нашей победе. Затем дал какие-то указания своему персональному водителю и не спеша вошел в здание Исполкома. Мы тоже ни стали задерживаться у здания Исполкома. Быстро свернули никому ненужные лозунги и тут же отправились по своим делам. Дел, конечно, у нас был много. Подходил в школе к концу учебный год. Нам надо было подтянуть свои знания в учебе, чтобы не остаться на осень или на второй год с плохими оценками. На этот счет у нас в школе и дома было очень строго. За плохие оценки и за плохую общую успеваемость в школе любого из нас могли лишить не только летних каникул, а даже общения между собой. Какой родитель захочет, чтобы его ребенок общался с двоечником и разгильдяем по общей дисциплине. Ведь не зря гласит народная поговорка, что с кем поведешься от того и наберешься. Примерно за месяц построили то, что трудно назвать заводом. Просто на новом месте соорудили огромную печь из камней с большой решеткой, на которую высыпали породу известняка. Все тем же дедовским методом обжигали породу газом горелками со всех сторон. Когда порода нагревалась до раскаленного состояния, то газовые горелки выключали и включали холодный душ. Готовая масса извести просыпалась сквозь решетки вниз огромной печи, откуда известь выгружали ковшом экскаватора на самосвалы и отвозили в специальное хранилище на окраине города. На весь процесс по изготовлению извести были привлечены всего четыре самосвала и пять человек по обслуживанию всего завода. Затраты были небольшие, но рост производства извести велик. До летних каникул фактически известью была обеспечена вся стройка на территории города. Ко времени летних каникул у нас не было ничего интересного на территории нового завода. Там даже забора не было, чтобы лазить на завод из-за любопытства. Мы могли свободно смотреть на процесс изготовления известки. Как делают известь, нам было давно известно. Поэтому мы всего лишь один раз побывали во время строительства нового завода и больше туда ни разу не пошли. Однако нас стали привлекать к себе взрывы, которые доносились до нас со стороны гор. Где-то там за Уллубиевской балкой в горах сделали карьер по добыче породы известняка. Взрывали динамитом породу. Затем бульдозерами и ковшами экскаваторов грузили породу в самосвалы и вели ее на обжиг к печи нового завода. Взрывы проводились регулярно в одно и то же время утром.
   - Нам надо обязательно там побывать, - решительно, заявил, Сулим, когда мы собрались в своем штабе на чердаке нашего дома. - Говорят, что взрывают породу с помощью динамита и бикфордов шнур. Может быть, нам что-то удастся стащить оттуда и подорвать что-то за городом...
   - Мы уже петарды и толовые шашки у железнодорожников воровали, - напомнил Пузан наши проделки прошлого года. - Ты наверно забыл, чем все закончилось в сарае на садах-огородах...
   - Кто боится, тот может не ходить, - сказал, Сулим на вопросы Пузана. - Мы без тебя разберемся.
   Конечно, мы не забыли, как по наводке Сулима, стащили у железнодорожников одну тормозную петарду и одну толовую шашку, которыми не могли пользоваться. В результате чего произошел вз рыв в сарае на садах-огородах, повлекший за собой пожар. По чистой случайности никто из нас не пострадал. Но в результате наших приключений сгорел наш сарай и два сарая наших соседей...
   Так было в прошлом году. В этом году пока ничего не случилось. Без приключений мы не могли прожить ни одного года. Поэтому решили пойти в горы к взрывникам, чтобы там отыскать новые приключения на свою голову или на свою задницу, которая больше всех страдала от ремня. Так как по выражению моего отца "надо головой думать, а не задницей, которая страдает от ремня". Прежде чем найти себе какое-то приключение, мы всегда основательно готовились к нему. Так было с нами во время похода в крепости Шамиля. Так было во время поиска таинственной пещеры. Так должно было произойти с нами и в этот раз во время нашего похода в горы к взрывникам.
   - У нас есть только два варианта похода к взрывникам, - обратно взял на себя инициативу, Сулим, когда мы решили идти в поход. - Первый вариант, это ехать автобусом к верхнему аулу и оттуда идти пешком к тому месту, где проводят взрыв породы известняка. Второй вариант мы выберем...
   - Ты нас задолбил своими выборами и вариантами! - возмутился Абдулл. - Каждый раз мы попадаем в какие-то истории из-за твоих предложений. У нас после похождения за арбузами на Лысую гору до сих пор рубцы от соли напоминают о твоих вариантах. В этот раз сами решим, как быть...
   - Ну, раз вы сами решили, так я за, - промямлил что-то, Сулим, себе под нос, когда мы разом показали ему свои ободранные в драках кулаки. - Я вынужден прислушаться к любому вашему выбору.
   - Мы пойдем испытанным путем! - решительно, сказал Журавлев Витька. - Пускай это будет трудно, но верно. Нам надо идти на звук взрыва прямо через гору Пушкина. Звук взрыва разносится на расстояние трех километров. Такие походы нам как разминка к сложным походам далеко в горы. - Надо пойти налегке рано утром, - добавил я свою инициативу.
   - Возьмем с собой лишь покушать. - Череп правильно говорит, - поддержал меня Абдулл. - Нечего нагружать себя разными снаряжениями. Просто прогуляемся в горы на разведку, а дальше посмотрим, как там поступать на месте.
   На первый же день летних каникул, мы поставили своих родителей в известность, что пойдем рано утром в Уллубиевскую балку собирать первые спелые ягоды земляники. Таким образом, мы сняли с себя всякие подозрения со стороны родителей насчет очередных наших приключений. Рано утром, перед рассветом, до первых петухов, в сопровождении нашего верного пса Джульбарса, мы всей оравой собрались у себя во дворе. Как всегда к сбору в поход опаздывал Пузан. Обратно без помощи своей мамы не мог найти свои сандалии или просто проспал к нашему сбору. Мы ни стали ждать Пузана, поручили Джульбарсу дождаться нашего общего друга, который часто делился с нашим псом своими пончиками и пирожками. Джульбарс любил такие угощения.
   - Когда Пузан выйдет и угостит тебя пончиком, - шепнул я на ухо нашему псу. - Тогда приведешь его к нам. Сейчас сиди тихо и жди Пузана. Он собирает себе и тебе в дорогу много пончиков.
   Джульбарс закивал головой в знак того, что понял меня. Затем лег на землю и лапами прикрыл свою морду, чтобы от скуки в ожидании Пузана случайно не завыть или не залаять. Тогда мог сорваться наш спокойный поход в горы к взрывникам, чего мы никак не хотели показывать соседям.
   - Вы, что, не могли меня подождать пару минут? - услышали мы в темноте голос Пузана, когда вышли к горе Пушкина за городскую черту. - Мне надо было собрать свою сумку в этот поход...
   - Во-первых! Семеро одного не ждут! - разом выпалили мы в сторону Пузана, показывая ему свои кулаки. - Во-вторых! К любому походу надо готовиться за сутки, а не во время выхода в поход.
   Пузан больше ничего нам не сказал. Только в знак примирения поделился с нами и с Джльбарсом своим вкусными пончиками, от которых мы никогда не отказывались. Мы стали медленно подниматься по узкой тропинке к вершине горы Пушкин. Нам надо было беречь свои силы к марш-броску в сторону карьера добычи пород известняка, взрывы которого ухали где-то в горах. Когда мы поднялись на вершину горы Пушкин, то к этому времени рассвет со стороны моря окрасил наш город золотыми лучами солнца. В то время как Уллубиевская балка находилась в ночи. На много дальше, чем мы предполагали, у подножия гор, поднимались клубы пыли, которые затем сопровождались звуками взрыва. Туда нам предстояло идти пару часов, чтобы все это видеть.
   - Вот видите, как далеко, а вы не хотели меня послушать, - ехидно, сказал, Сулим, показывая рукой в сторону взрыва породы. - От верхнего аула нам надо было только спуститься и за час дойти туда.
   - Ты бы лучше заткнулся! - разозлился я, на ехидные замечания Сулима. - Ты лучше пошевели своим мозгами. Сейчас четыре часа утра. Первый автобус в горы в шесть утра. К тому же ты забыл, что верхний аул имеет своих пацанов, которые не очень-то уважают выходки городских пацанов. Если ты без битой морды как без пряников, то мы тебе это можем прямо сейчас устроить здесь в горах.
   Мы разом поднесли Сулиму свои кулаки, чтобы он заткнулся со своими выводами и замечаниями хотя бы здесь в горах во время нашего похода в сторону взрывников. В знак согласия с нами и в знак примирения Сулим, поднял кверху обе руки. Мы тоже в знак примирения с ним опустили от его носа кулаки. Джульбарс довольный нашим поступком радостно огласил своим лаем наш мир. Большую часть своего пути прошли легко. Просто спускались с вершины горы Пушкин в сторону Уллубиевской балки. Затем вдоль Уллубиевской балки шли к подножию горы, где утром подрывники проводили взрыв породы. Возле карьера мы осторожно спрятались в кустах, чтобы посмотреть, что происходит внизу, где копошатся бульдозеры и снуют груженые породой самосвалы.
   - Пацаны! Посмотрите, что я нашел! - услышали мы голос Пузана из глубины кустов, куда он пошел освобождать свой желудок к новому поедания своих пончиков. - Здесь целый склад боеприпасов.
   Мы разом рванули в сторону кустов, где Пузан что-то нашел. Затыкая свои носы от запаха того, что оставил Пузан в кустах опорожняя свой желудок, мы увидели кусок зеленого брезента, который служил маскировкой того, что находилось в кустах. Под брезентом находились военные ящики зеленого цвета. Мы открыли несколько верхних ящиков и обалдели от того, что увидели там. В каждом ящике были шашки динамита и бикфордовы шнуры. Здесь действительно был целый арсенал или склад боеприпасов. Видимо подрывники натаскали сюда взрывчаток для того, чтобы каждый раз не привозить взрывчатки с города. Ни кому из подрывников в голову не могло прийти, что пацаны могут сюда прийти. Ведь отсюда до города по горам километров пять. Ближайший аул в горах тоже находится на большом расстоянии от места взрыва породы. Место надежное.
   - Мы вот что сделаем, - обратно взял, на себя инициативу Сулим. - Если мы возьмем снизу из ящика одну упаковку динамита и один бикфордов шнур в рулоне, то никто тут не обнаружит пропажу.
   - Эту пропажу нанюхают издалека! - смеясь, сказал Абдулл. - Пузан так все здесь наметил, что его присутствие обнаружит даже обычный человек, не сыщик. Дальше анализы приведут к Пузану.
   - За сутки тут ничего не будет, - в свою защиту, возразил Пузан. - Навозные жуки и мухи все съедят и растащат в разные стороны. Давайте лучше думать, как будем нести динамит, ведь он тяжелый.
   - Мы сделаем так, - внес я свое предложение. - Каждый из вас возьмет в каждую руку по одной пачки динамита. После съеденных пончиков у Пузана пустой рюкзак. В рюкзак мы положим остальные пачки динамита. Я возьму на себя бикфордов шнур в рулоне и пустую коробку из-под динамита. Мы не должны оставлять никаких улик после себя. Пустую коробку из-под динамита, сожжем под автомобильным мостом в Уллубиевской балке. В знак конспирации, на случай если обнаружат, что пропал динамит и бикфордов шнур, мы сейчас спустимся к пресным заливам. Там спрячем на время динамит и бикфордов шнур. Затем сделаем паузу на несколько дней. Понятно?
   - Вообще-то все понятно, - за всех ответил Абдулл. - Вот только одно не понятно. Зачем сжигать коробку из-под динамита? Если мы коробку вынесем в безопасное место. Лучше обратно в коробку положим шашки динамита и бикфордов шнур. Затем все это замаскируем в нашем месте.
   - Вообще-то Абдулл правильно говорит, - согласился Сулим. - Так динамит и бикфордов шнур сохранятся надолго. Мы пока сами не знаем, как нам поступать с данными боевыми запасами.
   Мы так и сделали, как решили. Разобрали пачки динамита. Я обмотал рулон бикфордова шнура обрывком ткани висевшей вдали на кустах. Иначе пропитанный смолой бикфордов шнур мог натереть мне шею до крови. Рулон бикфордова шнура был, намного тяжелея, чем я предполагал. Но отступать было некуда. Надо двигаться быстрее в безопасное место. Пока нас здесь не увидели. Под прикрытием густых зарослей кустарника мы осторожно спустились в Уллубиевскую балку и обалдели от того, что увидели. Все полянки в Уллубиевской балке были буквально засыпаны спелыми ягодами земляники. В этом году была ранняя весна с обильными дождями и начало лета сильно жаркое. Так что все в природе было для того, чтобы быстро созрели ягоды земляники.
   - Может быть, бросим к черту этот тяжелый динамит и наедимся земляники? - взмолился Пузан, при виде спелых ягод земляники. - Все равно через неделю земляника кончится, а сейчас вот...
   - Ты лучше сейчас помолчи и топай быстрее в безопасное место! - заорал на Пузана, Сулим. - Нам еще не хватало, чтобы нас застукали с динамитом на полянках зрелой земляники. Топай быстрее!
   Никто из нас ни стал встревать в спор Сулима и Пузана. Каждый из нас во время продвижения вниз по Уллубиевской балке успевал набивать свой желудок спелыми ягодами земляники. Так что пока мы добрались до пресных заливов, то по нашему виду было заметно, что мы побывали на земляничных полянках. С головы до ног мы были испачканы пыльцой и соком спелых ягод земляники. Своим видом дома мы могли показать себя, что были там, где должны быть, как говорили.
   - Хорошо, что сегодня никого нет на пресных заливах, - сказал Абдулл, когда мы дошли до своего потайного места, о котором никто не знал, кроме нас. - Сейчас есть время спрятать динамит и искупаться. Нам надо помыться хорошо, а то на нас издали невозможно смотреть. Прямо как дунгус.
   - Вот мыться как раз нам не надо, - возразил я. - Пускай все видят, что мы целый день провели на земляничной поляне. Таким образом, у нас перед милицией и перед родителями будет сто процентное алиби, что мы целый день провели за поеданием спелых ягод в Уллубиевской балке.
   - Нам надо было хоть немного взять домой с собой спелых ягод земляники, - простонал Пузан. - Тогда бы мы точно могли доказать родителям, что там были спелые ягоды, а ни грязь на нас.
   - Мы ведь изначально говорили родителям, что идем налегке на разведку, чтобы посмотреть, что там поспело, - стал возражать Абдулл в знак оправдания. - Никто из нас не знал о спелых ягодах.
   - Ладно! Хватит вам спорить! - вмешался в спор, Сулим. - Давайте быстрее спрячем боеприпасы.
   Я поставил пустую коробку в расщелину между камней. Друзья быстро положили в коробку пачки динамита. Сверху я положил бикфордов шнур. Коробку закрыли. Затем забросали все это место камнями, писком и сухим мусором из моря на месте бывшего прибоя. Со стороны наше место захоронения выглядело так, что словно после шторма от моря на камнях много разного мусора.   
   - Порядок! - радостно, сказал, Сулим, когда мы убедились в нашей конспирации. - Теперь домой!
   Домой мы пошли не со стороны пресных заливов, а со стороны Уллубиевской балки. По пути набрали в свои фуражки спелой земляники. Таким образом, у нас было стопроцентное алиби, что весь день мы были на земляничных полянах в Уллубиевской балке, а не где-то в другом месте.
   - Боже мой! На вас страшно смотреть! - вплеснув руками, воскликнула моя мама. - Сейчас же быстро во двор под кран! Вас таких грязных в дом не пущу. Хорошо отмойтесь и сразу за стол кушать.
   - Кушать мы не хотим! - крикнул я, выбегая следом за Абдуллом на улицу. - Объелись земляникой!
   В те годы в квартирах не было кранов с водой на кухне. Все пользовались общей колонкой с пресной водой в общем дворе между домами. Там же от грязи отмывались дети. Там из колонки пили воду домашние животные. Банный день был по выходным дням. На этот случай была общая городская баня, в которой были отдельно женские, мужские и семейные кабины с парилкой. После того как орава с нашего дома наплескалась во дворе под колонкой с холодной водой до посинения. Мама загнала меня, и Абдулла обратно домой. Вначале мама растерла нас до красного тела махровым полотенцем. Обоих переодела и силой усадила нас за стол на кухне, где вкусно пахло галушками из теста с говядиной и с курдючным салом от барашка, заправленным тертым чесноком. Такая пища нам была вкусной и полезной от возможной простуды после холодной воды, в которой только что мы плескались во дворе под колонкой до самого посинения в теле. Почти целую неделю наша орава ловила рыбу и купались в пресных заливах вблизи нашего захоронения динамита с рулоном бикфордова шнура. Мы все ждали, что взрывники заметят пропажу коробки динамита и рулона бикфордова шнура. Но все было тихо, словно вообще ничего не случилось с пропажей в карьере в горах. Там все также по утрам бухали взрывы, а в течение дня самосвалы возили породу к заводу на обжиг. Вся наша жизнь протекала в обычном режиме.
   - Все! Пора заниматься делом, - сказал, Сулим, когда мы собрались у пресных заливов. - Сейчас в самый раз применить динамит к глушению рыбы. Посмотрите, какие огромные косяки кефали ходят в море и в пресных заливах. Сеток рыбацких у нас нет, а на удочку кефаль не ловится...
   - Ты, что, совсем отупел! - заорал Абдулл на Сулима. - Мы не дадим тебе губить пресные заливы!
   - Абдул правильно говорит! - поддержал я, своего друга. - В пресных заливах много редкой рыбы. Там же гнездятся разные водоплавающие птицы. Зверья в камышах больше людей в городе...
   - Да вы что! Обалдели что ли? - закричал на нас, Сулим в свою защиту. - У меня даже в голове не было взрывать динамит в пресных заливах. Есть рядом в открытом море такое место месту пятой и четвертой каменной грядой. Там проходящая морская вода, в которой много бершей, судаков и кефали. Такую рыбу тоннами ловят сетками на баркасах. Каспий от нашего взрыва не обеднеет на такую рыбу. Мы всего лишь один раз бабахнем динамитом. Затем соберем рыбу и все наши дела.
   - Как ты собираешься доставить динамит в море между каменными грядами, если у нас нет лодки? - поинтересовался Абдулл. - Может быть, ты на себя прицепишь наши шашки с динамитом?
   - Нет! Сулим этого делать не будет, - подколол я, Сулима. - На эти цели у него имеется Пузан. Он давно имеет интерес на жирного Пузана. Еще в поисках пещеры брал Пузана с собой на мясо...
   - Тут разу двух зайцев убьет, - добавил Махмуд. - Точнее рыбу и Пузана будет глушить на обед.
   - Я не хочу в море! - завопил Пузан, который шуток не понимал. - Я не хочу, чтобы меня глушили!
   - Да никто тебя глушить не собирается! - успокоил, Сулим, Пузана. - Вы забыли, что в камышах на пресных заливах есть заброшенная кем-то дырявая лодка. Мы вытащим эту лодку из камышей на сухое место за мыс. Там она высохнет за пару суток при жарком солнце. Затем мы её подремонтируем на одно плавание. В тихую погоду рано утром, до рассвета, выгребем между каменными грядами. Там сразу весь динамит как бабахнем! После останется нам собирать глушенную рыбу.
   - Чувствует моя душа, что с твоими прогнозами мы опять вляпаемся в какую-то грязную историю, - с тревогой, сказал Журавлев Витка. - Если мы выживем из очередной истории придуманной тобой, то, как делают дикари со своими врагами, мы зажарим тебя на костре и скорми тебя Пузану.
   - Да вы что пацаны! Я не буду кушать Сулима! - взмолился Пузан. - Он все-таки мой друг, а не враг.
   - Вот как раз друзья бывают вкуснее, чем враги! - смеясь, сказал Абдулл. - Врагов называют часто вонючими шакалами, которых никто не ест. В то время как друзей называют сладостью жизни...
   - Ладно! Хватит вам подкалывать Пузана, - вмешался я в затянувшиеся приколы между друзьями. - Иначе от расстройства он сильно похудеет. Тогда нам не хватит мяса на всех во время опасного приключения вдали от людей. Надо беречь Пузана, таким как он, есть, чтобы было, что съесть...
   Друзья хором стали смеяться над моей шуткой и дружелюбно тискать Пузана в своих объятьях. Пузан так растрогался от нашего внимания к нему, что даже пустил слезу. Мы с трудом успокоили нашего друга и тут же перешли к главной проблеме. Пошли в камыши на пресных заливах и оттуда вытащили на берег полузатонувшую рыбацкую лодку, которую принесло штормом из моря. Нам понадобилось целую недель на просушку и на ремонт дырявой лодки. Когда лодка была готовой, то мы натаскали с городской стройки куски смолы. Разожгли рядом с лодкой костер. На костре в ведре растопили смолу и просмолили горячей смолой все швы отремонтированной нами большой рыбацкой лодки. Теперь мы могли спокойно осуществить задуманную операцию. Но у нас не было весел, чтобы управлять большой лодкой. Пришлось стащить со стройки несколько половых досок. Из досок мы сделали примитивные весла, которыми можно было управлять лодкой на небольшое расстояние в море между каменными грядами. Наступил наш день.
   - Как вы все прекрасно понимаете, что такое может быть лишь однажды, - опять Сулим, взял на себя инициативу. - То мы должны взорвать весь динамит сразу и получить одно удовольствие.
   - Утонуть оравой на виду всего города, - как всегда прикололся Абдулл. - Помирать, так помирать!
   - Ты чего плетешь!? - возмутился Сулим. - У нас так много бикфордова шнура, что можно взорвать на расстоянии. Достаточно будет времени, чтобы поджечь шнур и отплыть в безопасное место.
   После долгих споров мы все-таки пришли к такому мнению, что глушить будем рыбу только один раз. Так как у нас в коробке было двадцать пачек динамита, то мы разрезали бикфордов шнур на двадцать кусков. У нас получилось, примерно, по метру на запал динамита. Никто из нас толком не знал, сколько времени горит один метр бикфордова шнура. Но мы были уверены, что этого шнура нам вполне хватит, чтобы поджечь шнур, бросить коробку с динамитом в море и на шестерых веслах быстро уйти от опасного места в пресный залив или хотя бы за каменную гряду. Мы вначале воткнули в каждую пачку динамита бикфордов шнур. Затем коробку с динамитом и концы бикфордова шнура обмотали и закрепили вместе. Вывели концы бикфордова шнура в сторону от коробки с динамитом. Положили готовую взрывчатку на дно лодки и стали выгребать в море. Точнее, из пресного залива в сторону каменных гряд, которые находились в отрытом море. Гребли мы в намеченное место ни так быстро, как нам этого хотелось. Лодка была слишком большая, чтобы управлять обычными досками вместо весел. К тому же постепенно море после штиля начало волноваться и менять свое течение то в одном, то в другом направлении. По этой причине вместо запланированных десяти минут мы выгребали к каменным грядам полчаса.
   - Дальше не поплывем! - сказал Абдулл, когда мы устали грести. - Нас все равно сносит обратно.
   - Здесь большая глубина, - согласился Сулим. - Давайте запалим шнур и сразу выгребем отсюда.
   - Ты держи коробку с динамитом, а я подпалю шнуры, - сказал Абдулл, мне, коробку с динамитом.
   - Одной спичкой все шнуры не подожжешь, - подсказал я, Абдуллу. - Запали вначале кусок скрученной газеты. Затем поднеси огонь к концам бикфордова шнура и постарайся запалить все сразу.
   Абдулл так и поступил, как я просил. Он тщательно закрутил конец газеты в трубку. Затем поджог газету сразу несколькими спичками. Скомканная газета, раздуваемая легким ветерком, тут же вспыхнула сильным огнем. Абдулл обжигая мне и себе руки, поднес огонь к концам бикфордова шнура, который никак не хотел загораться разом во всех концах. У нас в лодке началась паникам.   
   - Череп! Быстрее бросай динамит в воду! - заорал на меня, Сулим. - Иначе мы взлетим от взрыва.
   Не раздумывая, я тут же бросил тяжелую коробку с динамитом в морскую воду. Оттого что лодка освободилась от тяжести, её сильно качнуло. В результате чего из лодки выпали сразу три доски. Грести стало меньше наполовину. Тут морское течение между каменными грядами сменило свое направление. Мы гребли против течения и фактически не продвигались от места возможного взрыва. Жизнь словно повернулась вспять. Все шло к тому, что мы здесь должны были взорваться. Никому неизвестно, как можно измерить время, которое теряет контроль в твоих действиях. У меня под ногами произошло нечто такое, что никак нельзя объяснить, так как этого ранее не ощущал. Мне показалось, что не масса морской воды, а сам земной шар поднялся под моими ногами, словно дикая лошадь мустанг под ногами джигита. Вместе с лодкой и с друзьями меня выбросило так высоко, что я с высоты своего полета увидел наш Новый городок, который мы никогда не видели во время своей рыбалки с этого уровня морской воды между каменными грядами. К нашему счастью нас не разорвало на мелкие кусочки от мощного взрыва динамита по нескольким причина. В первую очередь по той причине, что здесь между грядами очень была большая глубина. Во вторых у нас была большая рыбацкая лодка пробитая досками и пропитанная смолой. К тому же нам просто крупно повезло, что взрыв был под лодкой, нас просто подкинуло. Радоваться было нечему. От мощного взрыва наша лодка рассыпалась на отдельные доски. Место взрыва было на значительном расстоянии от берега. Спасать нас было некому и не на чем. Здесь у пресных заливов никогда не было лодок. Так как вдали от города лодки могли украсть пацаны из аула Буйнак, который находился на берегу другой стороне мыса вдали от Нового городка. Иногда паника приходит нам на помощь во время опасности. Никто из нас в то время не был классным пловцом. Мы были обычными пацанами, которые просто живут возле моря. Но в тот момент, мы проявили такую прыть, что любой спортсмен мог позавидовать нашей скорости во время плавания. Мы быстро гребли руками и ногами в сторону берега, словно моторные лодки. За десять минут преодолели то расстояние, которое только что проплыли на лодки за полчаса. Едва достигнув берега, мы, тут же не сговариваясь, побежали на другую сторону пресных заливов и словно перепуганные лягушки спрятались в густых зарослях камышей. Мы словно предчувствовали собственными задницами, а не мозгами, что наши подвиги и приключения заслужили порки. Нам надо было где-то временно отсидеться, пока Новый городок успокоиться от взрыва. Наши опасения не были напрасны. Едва мы успели скрыться в густых зарослях камышей далеко от места взрыва, как вскоре на возвышенности между военным заводом и новым заводом стали появляться люди. Наверно взрыв был такой мощный, что было слышно даже в Новом городке. Мы мощность взрыва ощутили на себе. Были в таком состоянии, словно нас контузило взрывом. Хорошо, что мы вообще не потеряли сознание во время взрыва и смогли сами себя спасти. Теперь надо было прийти в себя и спасти от порки собственные задницы за наши похождения. Поэтому мы сидели в камышах в воде по самую шею и издали наблюдали за тем, что происходит на месте наших подвигов. Куда собирались не только любопытные люди, а даже прибыли из рыбацкого колхоза два катера, чтобы отыскать возможные трупы на морском дне между камней. Сидели в камышах так долго, пока окончательно пришли в себя после оглушения мощным взрывом. К этому времени паника на месте взрыва утихла. Рыбаки на лодках и любопытные горожане выгребли все то, что было на месте взрыва динамита. Они собрали все наши трофеи. Нам не оставили ни одной глушенной рыбы, которой было так много, что мы спасаясь плыли между рыбами.
   - Ну, Сулим! Зараза! Сейчас мы тебя зажарим на костре! - заорал Абдулл на Сулима, когда пришел в себя. - Мы из-за тебя едва не погибли. Ты нас окончательно достал постоянными выдумками...
   - Пацаны! Да вы что! Серьезно будете меня жарить? - всполошился, Сулим не на шутку, когда мы взяли его в кольцо. - Ведь я не спрятался за ваши спины. Был рядом с вами во время опасности...
   - Ты постоянно мечтал съесть Пузана, - серьезным тоном, сказал я. - Теперь очередь за Пузаном. Когда тебя зажарим, то самый сочный кусок твоего мяса отдадим Пузану. Пускай наслаждается.
   - В таком случае зажарьте меня вместе с ним, - жалобным голосом, сказал Пузан. - Я не буду, есть мясо своего друга. Вы можете подавиться нашим жареным мясом или скормить наше мясо рыбам. Но я все равно никогда не предам своего друга, чего бы плохого вы не говорили о нем...
   - Вот видишь, какой преданный у тебя друг! - тыча пальцам в Пузана, сказал я Сулиму. - А ты хотел его съесть в пещере, когда мы заблудились и чуть не умерли с голоду. Ты должен ценить своего друга. Мы даруем тебе жизнь только благодаря твоему другу. Ты должен носить его на руках...
   - Нет! Лучше смертная казнь! Но, ни это! - взмолился Сулим. - Он, тяжелея меня. Я его не осилю.
   Мы больше не выдержали такого прикола, который был принят Пузаном и Сулимом всерьез. Мы разом стали смеяться и показывать на них пальцами. Пузан и Сулим вначале были удивлены и обескуражены. Но затем пришли в себя и стали смеяться вместе с нами, показывая друг на друга пальцами. Мы так громко смеялись, что стаи птиц привыкших к нам всполошились, стали в панике носится над пресными заливами. Нам надо было успокоиться и быстрее уходить с этого места.
   - Шутки шутками, но нам надо как-то выйти из данного положения, - серьезным тоном, сказал я.
   - В данном случае спелой земляникой не обойдешься, - размышляя, сказал Журавлев Витка.
   - Но все равно Уллубиевская балка может послужить нам доброе дело, - подсказал Абдулл. - Мы сейчас пройдем через Уллубиевскую балку к вершине горы Пушкина и там соберем спелый кизил.
   - Думаю, что такой вариант пройдет, - поддержал Абдулла, Махмуд. - Мы там покрутимся на виду у всех. Затем спустимся в сторону города и с той стороны по трассе пройдем в Новый городок.
   - Прекрасно придумано! - согласился я с друзьями. - Наше появление в центре города останется замеченным. Стрельниковы тут же сообщат на работу моему отцу, что видели меня в городе в вашем окружении. Пока отец будет выводы о наших очередных подвигах с подачи двух братьев, к этому времени весь Новый городок будет знать, что в этом году удался хороший урожай кизила.
   Мы так и сделали, как договорились. Во второй половине дня, мы вшестером измазанные с ног до головы соком ягод кизила, ободранные до крови колючками от кустов кизила. Как ни в чем не бывало нарисовались в центре города, на зависть двух братьев, рядом с домом Стрельниковых. Я прошел, мимо двух братьев так, словно не заметил их присутствия. Вовка и Витька тут же побежали в фотомастерскую к моему отцу, чтобы доложить ему, что я обратно в кругу плохих пацанов.
   На этом закончилось наше очередное приключение, которое долго обсуждали жители Нового городка. Говорили о непонятном сильном взрыве, а также о гибели большого количества рыбы. Негласно объявили о вознаграждении тому, кто подробно расскажет о происшедшем взрыве между четвертой и пятой грядой далеко в море за пресными заливами. Мы на данное объявление подкалывали друг друга, что на своем рассказе о наших приключениях можно хорошо заработать.
Просмотров: 304 | Добавил: Sandro | Теги: Если не умеешь шевелить мозгами, хотя бы это делать языком., то научись | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Корзина

Ваша корзина пуста

Поиск

Календарь

«  Март 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 5

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0