Мой сайт

Среда, 18.10.2017, 03:11

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2013 » Декабрь » 11 » Летучие мыши.(S)
11:12
Летучие мыши.(S)
Летучие мыши.(S)
   В середине шестидесятых годов мы жили в городе Беслан в Северной Осетии. Моя мама не в силах была кормить на восемьдесят рублей своей зарплаты семью из четырех человек. Отец постоянно был в бегах от алиментов. Не хотел платить деньги на содержание своих детей, которых он наплодил по всему свету.
   Кроме нас троих сынов, я знал, что есть у нашего отца еще две дочери, от которых он также скрывался, как и от нас. Сколько еще у него было детей по белому свету? Это, пожалуй, только богу известно. Отец, как кабель плодил детей совсем не думая об их последующей жизни.
   Так вот, когда мне едва исполнилось пятнадцать лет, а моим братьям-близнецам едва стукнуло по шесть лет. Встал вопрос. На какие деньги отправлять учиться в первый класс сразу двоих детей, когда старший сын еще не закончил школу и на него тоже нужны деньги?
   - Мама! Я пойду работать днем, а вечером буду учиться, - серьезно, сказал я маме, когда она со второй смены вернулась домой. - Ты все равно не можешь содержать семью. Ходишь чуть живая...
   - Сынок! О чем ты говоришь? - со слезами на глазах, сказала мама. - Ты несовершеннолетний. Тебя ни на какое производство не возьмут. Тебе надо учиться и учиться. Как сказал Ленин...
   - Я все равно подумаю, как нам жить дальше, - уверенно, сказал я, направляясь гулять на улицу.
   - Все надо делать в рамках закона, - с тревогой в голосе, сказала мама мне вдогонку. - Иначе тебя могут привлечь к ответственности. Мои дети должны быть честными перед законом страны...
   В это время в Беслане только что открыли строительное училище№5. Куда набирали учеников на разные строительные специальности с полным государственным обеспечением и еще плюс стипендия несколько рублей.
   Если ученик будет успевающим. Такое предложение сразу заинтересовало меня и еще задолго до начала нового учебного года в училище, я стал оббивать порог директора училища своими постоянными просьбами, принять на учебу меня в училище.
   В училище принимали только закончивших восьмилетку и в возрасте не меньше шестнадцати лет. Восемь классов я заканчивал и оценки у меня были выше среднего, но шестнадцать лет у меня должно быть только в 28-го ноября, в день рождения одного из вождей мирового пролетариата Фридриха Энгельса. Но это мне ничего не давало.
   - Вот когда у тебя на руках будет паспорт, - сказали мне в приемной комиссии училища. - Тогда мы с удовольствием возьмем тебя на учебу в наше училище. Нам нужны способные ученики...
   У меня не было другого выбора, как только заняться подделкой своих документов по рождению. Я искусно исправил в своих документах римскую Х(десять) на римскую V(пять) и у меня вместо Х1(одиннадцати) получается V1(шесть). Таким образом, я стал на целых пять месяцев старше и сразу получил паспорт.
   - Теперь я точно буду учиться на столяра, - прошептал я, тайком от всех, целуя свой паспорт.
   С этого дня, как я тогда считал, началась моя самостоятельная взрослая жизнь. Мог себя полностью обеспечить, за счет государства, добавочно, принести в дом стипендию за хорошую учебу. Меня приняли на столяра-краснодеревщика. Что это такое, я смутно понимал.
   Лишь знал, что это связано с деревом, которое можно ни только жечь на костры, а еще что-то мастерить с него. Вот так я стал учиться делать разлиную мебель, столярные инструменты, а также окна и филенчатые двери. Учеба у меня проходила успешно. В этом мне, дополнительно, помогало рисование.
   - Тебе надо было поступать учиться на художника, - сказал мне зам училища, рассматривая мои рисунки по изготовлению мебели. - Из тебя выйдет хороший художник-дизайнер по мебели...
   - Когда закончу училище и получу среднее образование, - поддержал я совет зам директора. - Так обязательно пойду учиться на художника. Без среднего образования меня туда не возьмут...
   - Вообще то ты прав, - согласился зам директора с моими выводами. - Тебе надо получить среднее образование. Я об этом как-то сразу не подумал. Старайся учиться как можно лучше...
   - Буду стараться! - в шутку ответил я, направляясь из класса на перемену. - Спасибо за совет!
   Так как я сам без помощи преподавателей придумывал различные рисунки мебели и занимался оформлением наглядной агитации в училище, то мне всегда ставили оценки выше других и из месяца в месяц давали повышенную стипендию, которая шла полностью в нашу семью. Таким образом, я мог хотя бы не много поддержать тяжелое материальное положение нашей семьи.
   Конечно, я не был маменькиным сыночком, тоже был шаловливым и проказником, как и все другие парни в моем возрасте. Но я понимал, что если буду плохо учиться или меня выгонят из училища, то у меня не будет возможности содержать себя. На работу в таком возрасте не принимают и в среднюю школу обратно не берут.
    Поэтому, круг моих друзей был из способных парней. Это не были мамочкины дети, но хулиганами их назвать тоже не возможно. Мы своим трудом пробивали дорогу жизни. Старались учиться, как можно лучше и постоянно подрабатывали на стройке.
   Среди моих друзей были Толик Лагутин и Сашка Чиликов. Отличались они от других тем, что у Лагутина Толика на правой щеке была большая черная родинка, а Сашка Чиликов был дальтоником, то есть, весь мир для него имел только два цвета, это черный и белый.
   В другом отношении Чиликов Саша был мне помехой. У него в паспорте инициалы были очень похожи на мои. Родился он точно также как было записано у меня в паспорте, то есть, 28-го июня 1946 года. Поэтому нас часто путали с ним, при выдачи стипендии или в оформлении документов.
   Между прочим, Чиликов Сашка тоже умел рисовать, но только в черно-белом цвете, так как он был дальтоником. Только в этом было мое преимущество над Сашкой Чиликовым, в моем рисование. Чиликов Сашка дальтоник не умел рисовать в цвете и я считался главным художником училища. Но все равно мы были равны друг перед другом во всем и никогда не зазнавались.
   Когда мы все заканчивали строительное училище№5 по специальности столяра-краснодеревщика и до выпускных экзаменов оставалось всего четыре месяца, мы решили разыграть девчонок нашего училища в Международный женский день 8-го Марта. Так как они нас тоже постоянно разыгрывали.
   Особенно, это было 23-го февраля в День вооруженных сил Советской армии, так как этот день в Советском Союзе считался чисто мужским праздником и поздравляли всех мужчин, если даже они своей деятельностью никак не были связаны с Советской Армией. Мы не могли остаться в долгу перед подругами в Женский день 8-го Марта.
   - Нужно нам придумать что ни будь такое, чтобы девчонки запомнили на всю свою жизнь, - сказал я своим друзьям, когда мы собрались на тайный совет в городском парке.
   - Надо как-то разыграть девчонок, - сказал Лагутин Толик. - Подготовить ложный подарок...
   - Ты не забывай, что будет женский праздник, - напомнил Чиликов Сашка. - В такой день девчонки должны радоваться и смеяться, а не обижаться, как во время приколов в обычный день.
   Так вот, мы тоже решили не остаться в долгу перед девчатами и готовили разные прикольные штучки. Кто ежиков искал, чтобы положить девчатам на ночь в постель или в коробку вместо торта. Другие в подвалах мышеловки наставили, чтобы этих мышей преподнести девчатам в подарочных коробках.
   Кто во что был горазд приколы делать, то в это основательно готовился. Розыгрыши было прямо таки общей страстью в училище. Ведь мы были всего на всего озорными подростками.
   Наша тройка тоже решила отличиться. Чтобы не ударить в грязь лицом перед своими товарищами по училищу. Мы решили наловить летучих мышей, которые только начинали пробуждаться от зимней спячки и их легко можно было набрать сочками на чердаках домов.
    Затем отогреть и выпустить на волю в актовом зале училища, где намечался банкет в честь Женского дня 8-го Марта. Нам хотелось в этом блеснут перед всеми. Особенно перед нашими подружками по училищу.
   Лучшим местом для ловли мышей было двухэтажное здание возле кинотеатра "Спутник". На первом этаже которого находился ресторан "Казбек", а на втором этаже был ювелирный магазин. Все теплое время года над крышей этого здания по ночам тучами носились летучие мыши.
   Нам лишь оставалось определиться со временем нашей встречи возле этого здания, чтобы над дверями у входа в ювелирный магазин через чердачный люк проникнуть во внутрь чердака.
   - Лучшего времени, как в пять часов вечера 7-го марта у нас больше нет. - сказал я, своим друзьям, когда мы стали обсуждать наш поход за летучими мышами. - В училище к этому времени все занятия прекращаются.
   - За два часа до закрытия ювелирного магазина мы наловим столько летучих мышей, что их хватит на несколько подобных училищ, - поддержал меня, Лагутин Толик.
   - Тогда договорились, - согласился Чиликов Сашка. - Встретимся сразу после занятий в училище не чердаке магазина.
   Лагутин Толик и Чиликов Сашка ушли с училища к магазину раньше меня на разведку. Я остался заканчивать стенную газету училища посвященную Международному женскому дню 8-го Марта. Мне осталось там сделать всего несколько штрихов.
    Когда девчонки покинут училище, то мне оставалось незаметно для девчат повесить стенгазету в актовом зале. Чтобы завтра утром, когда все придут на банкет, девчонки увидели нарисованную мной стенгазету во всей красоте с разными поздравлениями в их адрес.
   К половине пятого вечера стенгазета была готова. Но девчонки все еще крутились в актовом зале с приготовлением праздничных столов. Мне не хотелось подводить своих друзей, но и нарушать традицию училища тоже было как-то неудобно.
    Если я сейчас повешу стенную газету в актовом зале при девчатах, то уже не будет интересно завтра утром во время банкета и неудобно выгонять девчонок из актового зала перед женским праздником, к которому они тщательно готовятся. Так что мне пришлось выжидать время, пока все девчонки уйдут отсюда.
   - Дядя Коля! Придумайте что-нибудь, чтобы девчонки быстрее ушли из училища, - взмолился я перед сторожем училища. - Меня ждут друзья, а я из-за девчонок не могу повесить стенгазету...
   - Сейчас я на них натравлю своего Тарзана, - сказал сторож, показывая на сторожевую собаку.
   - С собакой у вас ничего не получится, - с ухмылкой подметил я. - Девчонки давно прикормили вашего Тарзана. Наши девчонки даже мышей не боятся. Надо их просто выгнать из училища.
   Девчонки покинули училище без пяти минут пять, когда уже сторож стал ходить по актовому залу со связкой ключей и говорить девчатам, что ему тоже надо готовиться к женскому дню. Ведь у него тоже дома имеются женщины, которых он хочет поздравить с Женским днем 8-го Марта.
   Как только девчонки покинули училище, так я сразу побежал в актовый зал и в присутствии сторожа быстро повесил стенгазету на видное место. Прямо с училища я быстро побежал в сторону кинотеатра "Спутник" до которого от нашего училища минут десять бежать, а там, рядом и ювелирный магазин, на чердак которого нам предстояло забраться для ловли летучих мышей.
   Мне никак не хотелось подводить своих друзей в этом задуманном приколе. Когда я подбежал к ювелирному магазину, то на часах было уже пятнадцать минут шестого.
    С улицы первого этажа, две беременные женщины замыкали дверь входа на лестничную площадку второго этажа где находился ювелирный магазин и люк подъема на чердак этого здания. Рядом возле магазина никого нет.
    - Чего это так рано закрываете свой магазин? - взволнованно, спросил я, беременных женщин. - Рано еще!
    - Сегодня короткий предпраздничный день! - удивленно, ответили беременные женщины. - Женский день!
    - Я договаривался со своими друзьями прийти к вам в магазин за подарками. - поинтересовался я. - Один будет ростом как я, а другой чуть повыше с большой черной родинкой не правой щеке. Они оба были здесь?
    - Крутились тут какие-то парни возле нашей двери на втором этаже. - ответила одна беременная женщина. - Несколько раз заглядывали к нам, а после куда-то пропали. Наверно, ушли домой? Тебе тоже пора уходить.
    - Ладно! Спасибо! Пойду их искать. - сказал я, беременным женщинам. - Может быть они давно уже дома?
    Конечно, искать своих друзей я не пошел. Лагутин Толик жил в поселке БМК (бесланский маисовый комбинат), это три километра от моего дома. Чиликов Сашка жил в обратном направлении в поселке ЖБК (завод железобетонных конструкций), тоже три километра от моего дома.
   Видимо, что они уже давно без меня наловили летучих мышей и разошлись по своим домам. Все равно уже в городе все давно закрыто перед праздником 8-го Марта и мне тоже надо домой.
   Надо хотя бы свою маму поздравить с женским днем. Я приготовил маме сюрприз. Купил заранее торт и поставил его в холодильник у соседей. У нас своего холодильника не было.
   Соседи по лестничной площадке предложили нам пользоваться одной полкой у них в холодильнике, пока мы соберём деньги на приобретение своего холодильника. Мама придет ночью со второй смены и увидит подарок.
   Перед самым рассветом, пока мама спала после ночной работы, я тихо удрал из дома. Надо было до рассвета залезть в садовый питомник нарвать цветов к женскому празднику. Вообще-то это надо было сделать на пару с друзьями.
   Но так как друзья куда-то пропали, то мне пришлось все делать одному за всех. Питомник мне был хорошо известен, так что цветов нарвал быстро.
   8-го Марта с огромным букетом цветов от группы моих друзей для девчат нашего училища, уже в девять часов утра я стоял у дверей училища и ждал, когда туда явятся мои друзья.
   К десяти часам утра все наше училище было в полном сборе. Не было лишь Лагутина Толика и Чиликова Сашки. Наверно они на меня обиделись и вовсе не пришли на женский праздник 8-го Марта.
   Все-таки я не хорошо поступил с друзьями. Женский праздник прошел хорошо, но для меня не радостно. Девчонки и мальчишки весь день только и спрашивали меня, куда это я дел своих лучших друзей.
   Но я и сам всех готов был спрашивать, куда делись мои друзья. Так как без друзей мне праздник был не праздником. Я так и ушел не насладившись праздником в полной мере.
   Мне было стыдно самому себе за опоздание в условленное с друзьями время за ловлей летучих мышей. Тут еще этот короткий рабочий день перед праздником. Кто только придумал так укоротить день? Объявление заранее повесили бы на двери! Как я теперь посмотрю в глаза своим друзьям? Ведь они меня ждали, а я к ним не пришел. Надо было заранее повесить праздничную стенгазету и идти к друзьям.
   - Ты чего это так рано пришел с училища? - удивленно, поинтересовалась мама. - Праздник не удался или выгнали тебя с училища за плохое поведение? Скажи правду! Не порть мне праздник!
   - Ой! Мама! Совсем забыл! - спохватился я. - Поздравляю тебя с Женским днем 8-го Марта! Торт к празднику в холодильнике у соседей. За меня не беспокойся. В училище все нормально. Просто мои друзья почему-то не пришли на праздник в училище. Мне там без друзей было скучно...
   - Саша! Спасибо тебе за такой прекрасный торт и за поздравление, - радостно, сказала мама. - Твои братья так уплетали торт за обе щеки, что тебе ничего не осталось. Может быть ты пойдешь с нами до Щепихиных? Там тоже будет торт, а то мы тебя как бы обделили с твоим тортом...
   - Нет! Мама! Спасибо! К Щепихиным в гости не пойду, - сразу отказался я от похода в гости. - С тортом вы тоже меня не обидели. В училище было столько много тортов, что даже остались.
   Девятого и десятого марта были выходные дни. В эти дни никто не работал. Мама, вместе с моими братьями-близнецами, девятого марта в субботу отправилась к своей средней сестре Надежде, которые жили в поселке шпального завода.
   Тетя Надя пригласила к себе и меня. Но я был в расстроенных чувства из-за того, что подвел своих друзей, поэтому в гости к Щепихиным не пошел. Весь день провалялся в постели и только под вечер собрался выйти гулять на улицу. Надо было развеяться и прийти в нормальное состояние.
   Едва я успел собраться выходить из квартиры, как к нам кто-то в дверь позвонил. Я так обрадовался, что наконец-то друзья меня простили. Мы теперь вместе можем куда-то пойти гулять.
    В нашем городе, несмотря на его маленький размер, есть много интересных мест. Где можно хорошо провести время в выходные и праздничные дни. Но за дверью были не друзья. Встретил я там родителей одного из своих друзей.
   - Наш Толик у тебя не ночевал 8-го марта, в прошлую ночь? - спросила тетя Наташа, мама Лагутина Толика.
   - Нет! - удивленно, ответил я. - Мы как в четверг 7-го марта в училище расстались, так больше не виделись.
   - Сашка Чиликов тоже пропал. - растерянно, произнесла тетя Наташа. - Его родители к нам звонили. Они хотели приехать к вам, но я сказала, что мы с мужем сами к тебе поедем. Где они оба могут быть?
   - Может быть, Толик и Сашка обиделись на меня, - неуверенно, предположил я, - за то, что я опоздал на нашу встречу с ними и поехали в Орджоникидзе погулять. После остались там ночевать у своих друзей.
   - Ладно! Подождем до вечера. - с тревогой в голосе, согласилась тетя Наташа. - Может быть, они действительно в Орджоникидзе гуляют. Но они могли оттуда позвонить к себе домой? Ведь телефоны всюду.
   Тетя Наташа Лагутина уехала к себе домой. Я никуда не пошел гулять на улицу. Мне было уже не до прогулок. В моей голове было много скверных мыслей с пропажей моих друзей. Куда только они запропастились?
   Не могли же они вот так просто испариться среди белого дня. Может быть, их загрызли летучие мыши? Ведь их так много прошлое лето было над этим зданием. Целыми тучами носились над кинотеатром "Спутник" и над крышей ювелирного магазина.
   Наверно летучие мыши сильно проголодались за зиму и напали на моих друзей, которых тут же разом съели? Толик и Сашка на чердаке даже вскрикнуть не успели, от злющих и голодных летучих мышей. Наверно сейчас летучие мыши облепили косточки моих друзей и облизываю их. Надо мне туда сходить и посмотреть на скелеты моих друзей или сообщить об этом в милицию.
   С такими мыслями я заснул не раздеваясь. Мама ни стала будить меня, когда поздно вечером пришла с Сергеем и Юркой от тети Нади Щепихиной. Я так и проспал на диване одетый до самого утра десятого марта.
   Когда проснулся, то почувствовал, что мне плохо и я весь мокрый от пота. Хотел было сразу встать с дивана, но у меня закружилась голова и я обратно свалился на диван, на котором провалялся до подъема семьи. У меня сильно кружилась голова.
   - Так у тебя жар! - испуганно, сказала мама, когда потрогала мою голову. - Ты, случайно, в этом году обратно не начинал открытия своего плавательного сезона 8-го марта, как в прошлом году делал? Простыл весь!
   - Я даже забыл про это! - радостно, воскликнул я. - Наверно, Толик и Саша, поехали оба купаться на озеро.
    Я тут же вскочил с дивана, быстро переоделся в сухую одежду. Мама только развела руками. Всего несколько секунд назад я лежал в поту и у меня был жар, а уже сейчас через мгновение стал здоровым. Возможно, что это у меня было нервное потрясение, которое вызвало жар?
   Но как только я вспомнил, где могут быть мои друзья, так все сразу отхлынуло от меня. Я мгновенно поправился. Вот такой вот сложный инструмент, человеческий организм, который резко изменяется. У меня такое иногда случается. С перепадом в самом организме.
   В воскресенье автобусы в Беслане не ходили. Мне пришлось бегом отправиться домой к Лагутину Толику в поселок БМК. Для меня это было пару пустяков пробежать три километра. Меньше чем за двадцать минут я был уже у дома Лагутиных. Но дома никого не оказалось.
   - Вы не знаете где Лагутины? - спросил я у женщины, которая выглянула из соседней двери.
   - Опять твои друзья что-то натворили, - сказала соседка Лагутиных, с любопытством разглядывая меня. - Родители Толика вместе с семьей Сашки Чиликова поехали в Орджоникидзе искать своих детей, которых дома нет уже третьи сутки. Может быть, твои друзья в морге в Орджоникидзе? Это же они такие пакостные дети, которые могут вляпаться в любое гадкое происшествие. Надо принимать какие-то меры их воспитания среди других детей. Иначе сядут они за решетку...
   Соседка Лагутиных долго рассказывала мне всякие небылицы про Толика. Можно было подумать, что она моего друга знает на много больше чем я или его собственные родители. Чего только люди не выдумывают друг про друга?! Как вот эта болтливая соседка Лагутиных.
   Угораздило мне ее спросить насчет своего друга. Придется свалить от нее подальше, а то у меня от ее болтовни уже голова начинает кружиться. Чего доброго сознание здесь потеряю. Надо мне как-то по быстрее, уйти от дома Лагутина Толика.
   Я безразлично пошел от дома Лагутиных оставляя там их соседку, которая так и не заметила моего ухода, продолжая рассказывать самой себе о выдуманных ею проделках Лагутина Толика. Мне было как-то все до лампочки, от ее болтовни. Меня все сильнее беспокоили мысли об неожиданном исчезновении моих друзей. Куда только они могли оба запропаститься так неожиданно для всех? Могли они меня подождать.
   Я всего лишь на пятнадцать минут опоздал, как мы договорились. Бывало много раз, когда я их на рыбалку ожидал по целому часу, пока они проснуться и соберутся. Однако я так на них не обижался, чтобы исчезать куда-то от всех на трое суток. Когда они найдутся, то я обоим при всех набью морды, чтобы следующий раз знали, как подставлять меня.
   Но мои друзья не нашлись и до понедельника 11-го марта, когда я пришел в училище. Все пацаны стали подначивать меня из-за того, что меня бросили лучшие друзья. Я так разозлился, что врезал прямо на практических занятиях по морде Сангиеву Руслану, который больше всех трепался насчет моих друзей. Сангиев Руслан тоже решил не оставаться передо мной в долгу и уже через мгновение мы оба катались по всей столярной мастерской навешивая друг другу синяки. Тут никто из присутствующих не мог нас никак растащить.
   - Вы, что, взбесились что ли?! - закричал мастер, Тотров Казбек, растаскивая нас в разные стороны. - Сейчас же прекратите драться, а то я вас обоих к директору училища отведу или милицию вызову в мастерскую.
   - Пускай Сангиев Руслан на моих друзей не плетет! - отплевывая кровь с разбитой губы, зло процедил я.
   Я показал Сангиеву Руслану кулак и не дожидаясь конца занятий, ушел домой с училища. Во мне все кипело и я боялся сам за себя, что учиню еще больше драку и меня выгонят из училища. Мастер Тотров Казбек ни стал меня останавливать. Очевидно, он понимал, что если я останусь на взводе до конца занятий, то еще одной драки не миновать.
   Ему, как мастеру, не хотелось марать свою репутацию, тем более, что Тотров Казбек поступил учиться на заочное отделение в институт и мечтал о своем продвижении по специальности. Поэтому держал за руки Сангиева Руслана до тех пор, пока я не скрылся за дверью столярной мастерской.
   Сами ноги притащили меня к кинотеатру "Спутник", где возле ресторана "Казбек" и у входа в ювелирный магазин скопилось множество народа, милиции и машин скорой помощи. Все суетились, что-то возбужденно обсуждали.
    Можно было подумать, что здесь произошло ужасное событие века, которое всполошила наш маленький город, а завтра перекинется на столицу Северной Осетии город Орджоникидзе. Вскоре такой слух, как эпидемия, расползется по всему белому свету. Нас тут начнут перевоспитывать и обсуждать.
   - Что произошло? - осторожно, спросил я, парня с носилками скорой помощи. - Убили кого-то в магазине?
    - Да нет! - отмахнулся он, не обращая внимания на меня. - Ювелирный магазин ограбили подчистую. Унесли все золото и драгоценности. Женщины магазина были беременные. Вот одну из них и прихватило от такого зрелища. Начались преждевременные роды прямо в магазине. Женщину отвезли в роддом. Нас вызвали тут дежурить. Если, вдруг, следующая женщина начнет рожать прямо в магазине. Мы ее отвезем в больницу.
   - Кто обворовал ювелирный магазин? - допытывался я, у санитара скорой помощи. - Поймали воров?
   - Говорят, что тут вертелись в четверг двое парней, - ответил санитар, - которые забрались в магазин через чердак. Третий был у них на стреме, пока те грабили. Сейчас всех троих всюду ищут. Обязательно найдут.
   Меня всего затрясло от страха, что сейчас меня разоблачат и отведут в милицию до суда. Что-бы не быть узнанным беременными женщинами, которые видели меня в четверг у дверей магазина, я осторожно дворами ушел домой. Сидел дома до самого вечера, стараясь сделать себе примочки на синяки, которые получил от Сангиева Руслана во время драки в столярной мастерской нашего училища.
   Кроме синяков под глазом и на щеке, у меня была сильно разбита губа, которая вся распухла и отвисла до подбородка. С губы все еще малость просачивалась кровь. С таким видом меня никто не мог узнать, ни только те беременные женщины с ювелирного магазина, но и родная мать. Хотя бы мама не заметила. Я обещал ей давно не драться.
   - Опять подрался! - возмущенно, воскликнула мама, когда увидела мое разбитое в кровь лицо. - Когда это прекратиться? Тебе скоро уже восемнадцать лет. Через год-два заберут служить в армию. Ведешь себя, ну, как паршивый мальчишка. За что опять выяснял свои отношения? Наверно с друзьями что-то не поделил?
   - Готовлюсь служить в армии. - ехидно, ответил я. - Там тоже придется драться за Родину. Вот учусь.
   Мама ничего не ответила и пошла на кухню готовить мне примочки. Пытаясь вывести очередные синяки и ссадины, которые я получал от пацанов в драке за справедливость своего слова. Конечно, я тоже не оставался в долгу перед своими соперниками.
   Сейчас дома Сангиеву Руслану тоже делают примочки. Я ему такой фингал подвесил возле глаза, что он долго у него будет светиться и щеку разбил до крови. Следующий раз будет знать, как распускать свой язык. Если он только еще раз на меня свой рот раскроет, то получит сразу.
   На следующий день уже весь город знал об краже в ювелирном магазине. Знали и точное время ограбления, это сразу после закрытия ювелирного магазина. Конечно, знали, кто ограбил ювелирный магазин. Только где находятся воры с золотом и драгоценностями, этого никто не знал.
   Поэтому воров объявили во всесоюзный розыск вместе с их фотография и отпечатками пальцев. Так оставалось ждать время поимки воров и осуждения их по уголовному закону. Возможно, что меня тоже разыскивала милиция по приметам.
   - Иди. Тебя к директору вызывают! - со злостью, сказал мастер, Тотров Казбек. - Тебя за драку судить будут.
   - Что, Сангиев Руслан скончался от нанесенных ран? - ни к месту сострил я. - По рублю будем скидываться?
   - Сейчас узнаешь, остряк, когда тебя милиционер посадит в воронок. - сквозь зубы, процедил Сангиев Руслан.
   - Ах! Жертва! Извини, что тебя я не заметил. - показывая кулак Сангиеву Русслану, опять сострил я. - Как жаль, что рубль сохранился. Мы еще с тобой встретимся, если ты наплел на меня. Всю морду разобью тебе.
   Я отправился в сторону административного здания училища в сопровождении мастера Тотрова Казбека. Очевидно, этот мастер боялся, что я удеру от ответственности, а его накажут за плохое воспитание несовершеннолетних подростков. Поэтому Тотров Казбек шел рядом со мной. Но я тут никуда не собирался удирать.
   В моей жизни столько было драк, что если бы после каждой драки удирал, то моей дальнейшей жизни не хватило бы на мои поиск за все мои драки. В другом нарушении советского закона и общественного порядка я себя виновным не чувствовал, а драка у меня была за справедливость. Было много свидетелей, они подтвердят, что Сангиев Руслан первый начал оскорблять меня и моих друзей. За что и получил.
   - Ты где был 7-го марта в четверг до пяти часов вечера? - спросил меня, участковый милиционер, который был в кабинете директора училища вместе со следователем и ждал моего прихода. - Только мне ничего не ври. Все уже известно.
   - Я не знаю, чего мне врать? - ответил я. - Ведь вы уже все знаете. Только могу сказать, что весь этот день был в нашем училище. Делал праздничную стенгазету к женскому дню. Ушел и училища в начале шестого вечера. Это могут подтвердить девчонки, которые готовили праздничный стол в актовом зале и сторож нашего училища. Он закрывал актовый зал, после того, как я повесил праздничную стенгазету на 8-е марта.
   - Откуда у тебя синяк под глазом и разбитая губа? - не унимался участковый милиционер. - Друзья побили?
   - Дрался за справедливость! - гордо, ответил я. - Если так будет мне нужно, то буду за это драться всегда.
   - Ты знал, что твои лучшие дружки идут грабить ювелирный магазин? - обратно, допытывался милиционер.
   - Если бы я знал, где друзья, то был бы вместе с ними и не рисовал допоздна стенгазету. - зло, ответил я.
   - Как ты думаешь, где могут быть сейчас твои друзья? - продолжал допрос следователь. - Есть место?
   - Если бы я думал или знал, где находятся сейчас мои друзья, - серьезно, ответил я, следователю, - то делил бы вместе с ними все награбленное золото из ювелирного магазина. Но я не знаю где они.
   Участковый милиционер и следователь долго задавали мне различные наводящие вопросы, чтобы как-то уличить меня в причастности к ограблению ювелирного магазина. Но я каждый раз отвечал им так, что у них еще больше появлялось вопросов, а у меня масса ответов, которые говорили о том, что я никаким образом не подходил под статью обвинения в грабеже ювелирного магазина. Я словно знал заранее, как отвечать.
   - Что тогда ты делал в начале шестого у ювелирного магазина? - спросил меня следователь. - Ты не пытайся выкручиваться. Тебя там видели больше десятка свидетелей и две продавщицы из ювелирного магазина.
   - Я был возле ювелирного магазина тогда, когда беременные продавщицы закрывали ювелирный магазин. - ответил я, следователю. - Но не на втором этаже, а на улице. Там не могли поместиться больше десятка ваших свидетелей и две беременные продавщицы, о которых вы только что сказали в присутствии моих многочисленных свидетелях в кабинете директора училища. Таким образом, при скоплении ваших многочисленных свидетелях на улице, я не мог ограбить ювелирный магазин, так как было слишком много желающих поделить между ними награбленное мной. Но и к ювелирному магазину я приходил не для того, чтобы принимать роды у беременных продавщиц, что так одна из них уже сделала вчера в присутствии многочисленных свидетелей. В моем окружении тоже есть женщины, которых хотел поздравить с этим женским праздником.
   - Ну, ладно! Умник! - прервал мою длинную речь следователь, который писал протокол дознания. - Подписывай свои показания и вали отсюда. Пока тебя еще не привлекли к ответственности в заблуждении милиции и следствия.
   - Вот поэтому не буду ничего подписывать, - ответил я, - чтобы не привлекли за что-то к ответственности.
    - Как это не будешь!? - возмущенно, воскликнул следовать. - Я тебя только за это могу посадить в тюрьму!
    - Попробуй! - спокойно, сказал я. - У тебя ничего нет против меня. К тому же я несовершеннолетний. Если ты меня хотя бы на час задержишь, то я на тебя такое накатаю при огромном скоплении присутствующих здесь свидетелей, что тебе придется всю свою жизнь сидеть в тюрьме и читать там всем написанное мной.
   Следователь жадно стал глотать ртом воздух и не мог найти никаких слов на мою речь. Участковый милиционер ни стал ждать усмешек в свой адрес, поспешил выйти из кабинета директора нашего училища. Вскоре и следователь удалился восвояси, так и не добившись ничего от меня.
   Я вышел на улицу, только после того, как все покинули кабинет директора. Мастер Тотров Казбек ушел раньше. Я без постороннего сопровождения пошел в столярную мастерскую. Больше меня никто не беспокоил по вопросам кражи из магазина.
   Лагутина Толика и Чиликова Сашку поймали через неделю, в городе Баку, столице Азербайджана, с четырьмя чемоданами награбленного добра в ювелирном магазине города Беслан. Затем их отправили в тюрьму города Орджоникидзе, столицу Северной Осетии.
   Лишь после этого началось длительное расследование уголовного дела, которое закончилось наказанием к шести годам тюремного заключения каждого. Все это время меня никто не трогал и я на суд не ходил. Ведь я ничем не мог помочь своим друзьям за их детскую шалость, которая обернулась им уголовным преступлением.
   Только потому, что они признались в совершении преступления и взяли на себя вину полностью, им дали всего лишь по шесть лет строгого режима в колонии для несовершеннолетних преступников. Лагутину Толику и Чирикову Сашке не хватило всего несколько месяцев до совершеннолетия иначе бы им грозил срок от двадцати лет тюрьмы до высшей мере наказания, то есть, расстрел.
   Так как сумма украденного добра в ювелирном магазине исчислялась почти в сто тысяч рублей. В то время это считалась грабежом в особо крупных размерах и рассматривалась до высшей мере наказания - расстрел.
   Так тогда для моих друзей обернулась детская шалость с ловлей летучих мышей в длительный срок лагерного заключения. Фактически случай со стенной газетой спас меня от тюрьмы.
Просмотров: 222 | Добавил: Sandro | Теги: то могли нас в миг разорвать на кус, что если бы они налетели на нас, Летучих мышей было так много | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Корзина

Ваша корзина пуста

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 5

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0