Мой сайт

Воскресенье, 17.12.2017, 03:24

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2013 » Январь » 10 » Месть черной медведицы.(S)
16:40
Месть черной медведицы.(S)
Месть черной медведицы.(S)
   Несмотря на то, что гора "Пушкина" была не особо высокая из тех вершин, где я побывал. Но склон горы на месте моего подъема был настолько крутой, что через пять минут подъема я весь выдохся и с трудом покорял заветную вершину. Просто цеплялся за кусты и подтягивал свое тело, чтобы только подняться к вершине. Там на вершине мне можно отлежаться и малость отдохнуть. Я так и сделал, когда покорил проклятую вершину. Свалился в траву весь мокрый от пота, словно в мыле. Полежал до тех пор, пока на смену горячему телу ко мне пришла прохлада с вершин Кавказа. Затем поднялся на ноги. Посмотрел с вершины горы на город и на Каспийское море, которое я не видел вблизи из-за принципа. Пока полностью не буду готов ловить в море рыбу. Конечно, я ожидал увидеть то, что больше водоема возле Гудермеса, где мы летом загорали. Но я никак не рассчитывал увидеть перед собой столько много воды. Я стоял на вершине горы как над пропастью, где за пропастью полянка с городом Избербаш, а дальше сразу за городом начинается бесконечное море. Можно подумать, что Избербаш, это островок в бесконечном море...
   Так простоял минут пять, пораженный красотой и величием моря. Когда наконец-то опомнился. Вспомнил, зачем поднялся на эту вершину. Я обернулся в обратную сторону и буквально обалдел от того, что увидел. За мной были сплошные низкорослые кустарники колючего чилижника, заросшие такими же колючими кустами ежевики. Кое-где были низкорослые кривые деревца кизила и облепихи. Ни одного подходящего дерева, где можно срезать длинную палку на удочку. Мне хотелось вопить во всю глотку и рвать на себе одежду от безысходности того, чего не достиг. Я обратно посмотрел в заросли кустарников и небольших деревьев, в надежде увидеть там подходящее дерево.
   Вдруг, мой взгляд остановился на каком-то движении далеко в зарослях кустарника. К моему удивлению я увидел в кустарниках пару черных медведей. По разной величине медведей понял, что большой медведь, это очевидно мама. Медведь на половину меньше, это наверняка медвежонок. Из охотничьих рассказов моего отца я знал, что на далеком расстоянии одинокий хищник совершенно не опасен. При виде человека любой одинокий хищник старается скрыться из вида человека. Но если при взрослом хищнике имеется детеныш, то человеку следует избегать встречи с хищником. Та как любое движение человека может показаться хищнику нападением на детеныша. В таком случае хищник без промедления может ускорить защиту детеныша. Черные медведи были на большом расстоянии от меня.
   Поэтому я мог не спеша спуститься вниз к пикнику, как ни в чем не бывало участвовать в продолжение праздника. Хотя мне после прокола с палкой для удочки сейчас было не до маевки. Я внимательно посмотрел вниз на город. В надежде на то, что с высоты птичьего полета увижу на территории города подходящее дерево. Мой взгляд случайно упал на территорию железной дороги, где к своему удивлению я увидел большие посадки зеленой полосы деревьев и кустов разных размеров. Радости моей не было конца. Я взревел от радости так сильно, что пара черных медведей в панике удрали подальше от меня в глубину леса. Теперь я точно знал, что завтра утром пойду на рыбалку с настоящей удочкой.
   Я стал спускаться с горы так быстро вниз, что чуть не свернул себе голову. Когда несколько раз перевернулся через колючие кусты чилижника и едва не заколол себя охотничьим ножиком, который выскочил из моей сумки вместе с продуктами и раньше меня достиг подножия горы. Так что, прежде чем отправляться к железной дороге, надо было подобрать охотничий нож и продукты. Старый город в то время был ни такой большой, как вырос позже с годами. Так что через час, я добрался от подножия горы напрямую через город в зеленую полосу по обеим сторонам железной дороги. Деревьев нужных мне размеров здесь было так много, что мне понадобилось почти целый час лазить по зеленой полосе, чтобы наконец-то вырезать себе палку нужного размера. Буквально весь вымазанный с ног до головы и с оборванной праздничной одеждой, но вполне счастливый, под вечер я возвращался к себе домой с длинной палкой для удочки. Теперь мне оставалось только привязать к длинной палке необходимой длины леску с крючками и с поплавком. Рано утром по пути к морю накопать себе земляных червей к приманке и ловить большую рыбу.
- Боже мой! На кого ты похож? - в ужасе встретила меня мама на пороге нашей квартиры. - Быстро в ванную комнату, пока отец не заметил твою грязь. Иначе сегодня точно получишь ремня от отца.
   Выполняя указания мамы, я быстро разделся. На скорую руку, размазал, гряз у себя на лице. Обтер мокрую грязь на лице и на руках чистым полотенцем. Затем тем же полотенцем стер грязь на ногах. Одел чистые трусы и в шлепанцах побежал на кухню, где мама готовила угощение на стол гостям и мне заодно положила в тарелку кусок мяса с жареной картошкой. Как проголодавшийся хищник набросился на продукты. Через минуту тарелка была пустой. Словно в тарелке ничего не было. Осталось выпить стакан теплого молока с пирожком и юркнуть в свою кровать. Несмотря на то, что день едва закончился и на дворе был всего лишь вечер, я раньше времени лег спать с одной лишь целью, чтобы проснуться с первыми петухами. У меня был расчет на то, что после первомайского праздника взрослые рано утром будут спать. В это время я незаметно выйду из квартиры на улицу и пойду на рыбалку. Дальше само время покажет, как мне поступать.
- Пацаны! Вы знаете, кого я встретил вчера на горе "Пушкина"? - вопросительно шепотом, спросил я у своих друзей, когда мы рано утром направились на рыбалку. - В жизнь не узнаете!..
- Наверно каптара повстречал! - показывая на меня пальцем, с усмешкой сказал Сулимов Вовка. - Так мы этих каптаров постоянно видим на пресных заливах! - громко смеясь, воскликнул Пузан.
- Они туда купаться приходят! - поддержал друзей Абдулл. - При виде нас они убегают в горы...
- Ни каких каптаров я не видел на горе "Пушкина", - серьезным голосом, сказал я. - Там, на горе, в кустах боярышника, черная медведица с медвежонком. Я за ними долго издалека наблюдал...
- Я вам точно говорил, что Манана беременна, - перебивая мой рассказ, серьезно сказал Пузан.
- Ты не тушуйся со своей новостью, - хлопая меня по плечу, дружелюбно, сказал Абдулл. - О существовании черных медведей у нас в горах знает каждый пацан в нашем городе и в аулах...
- Мы её иногда подкармливаем, - продолжил Сулимов Вовка, рассказывать о черной медведице.
- Это наш Пузан в конце прошлого года определил, что она беременна, - смеясь, добавил Витька Журавлев. - До самой весны Пузан пытался выяснить, кто будет отец будущего медвежонка...
- Вы зря надсмехаетесь надо мной, - обиженно, пробубнил Пузан. - Надо подумать, как помочь Манане воспитать своего медвежонка. Ведь она фактически мать одиночка. Корма там нет...
- Вообще-то Пузан прав! - поддержал я беспокойство Шурки Григорищенко. - Надо взять нам шефство над медведицей с медвежонком. Медведи всеядные. Но больше всего любят растительность.
- Откуда тебе известны такие подробности? - ехидно поинтересовался Журавлев Витька.
- У меня отец профессиональных охотник, - немного, соврал я. - Он все знает про животных...
- Он правду говорит! - поддержал меня, Абдуллазизов Абдулл, сосед по коммунальной квартире. - У них в комнате много разных книг об охотников и охотничьих предметов имеется целый склад.
   Всю дорогу до места нашей рыбалки у пресных заливов, мы обсуждали разные варианты, как подкармливать черную медведицу с медвежонком. Кроме того, надо было проследить, чтобы никто из охотников-браконьеров не подстрелил медведицу и медвежонка. Несмотря на то, что черная медведица жила на природе и была совершенно дикой, она все равно давно привыкла к людям. По рассказам друзей, эта медведица, по кличке Манана, появилась на горе "Пушкина" пару лет тому назад. Видимо медведица была слишком молодая и доверчивая. Поэтому быстро привыкла к людям, которые после пикника на вершине горы по выходным дням оставляли объедки. От пресных заливов до горы "Пушкина", где обитала медведица с медвежонком, было ни так уж далеко. Всего пару километров по Уллубиевской балке. Дальше можно было подняться на саму гору к зарослям боярышника и кизила. Мы так и сделал, к середине дня, когда вдоволь накупались и наловили рыбы. Мы решили по пути домой сделать небольшой крюк через Уллубиевску балку. Несмотря на то, что мы жили всего минут двадцать ходьбы от пресных заливов, мы всегда с запасом брали с собой продуктов на рыбалку. Особенно ранней весной, когда на природе нечем было поживиться, а в море не было раков с красной икрой, которую мы слизывали под хвостом у живых раков. Затем раков отпускали обратно в море, чтобы они обратно попадались нам с икрой. В этот раз мы ни стали съедать все свои продукты, прихваченные из дома на рыбалку. Просто перекусили немного перед выходом от пресных заливов в сторону гор. Всеми остальными продуктами мы решили поделиться с черной медведицей и её маленьким медвежонком. Ведь медведи всеядные. Пусть едят все, что у нас имелось в наших хозяйственных сумках и в рыбацких сумках. Со стороны пресных заливов мы прошли в сторону гор километра два, прежде чем с правой стороны от Уллубиевской балки увидели в зеленых зарослях боярышника и кизила медведицу с медвежонком. Стараясь быть незамеченными, мы стали пробираться к кустам с той стороны, откуда дул свежий ветерок с гор, чтобы медведица с медвежонком не обнаружили издалека. Думаю, что медведица делала вид, что не замечает вблизи. Когда мы подкрались к ним на близком расстоянии. Наверно голод сильнее страха. Медведица крутила носом в нашу сторону, чувствую приятный запах разной пищи со стороны нас, немного пятилась в сторону зарослей кустарника, но не убегала от нас дальше. Так как дальше горы и ущелье были без обилия вкусной пищи.
- Оставим продукты на небольшой прогалине между кустами, - распорядился Сулимов Вовка, снимая с плеч небольшую хозяйственную сумку с продуктами. - Здесь хорошо видно со стороны и другие хищники не опередят медведицу с медвежонком. Тут в балке много лис и шакалов водится.
- Ты прав, - согласился Пузан, раскладывая продукты на середину полянки. - Здесь лучше видно.
   Мы быстро разложили на полянке весь свой продуктовый запас так, словно пытались продемонстрировать перед медведями свою щедрость или утроить продуктовую ярмарку перед дикими животными, которым вообще-то было все равно, что мы тут вытворяем. Лишь бы побыстрее мы ушли отсюда с территории, которая целиком принадлежала диким животным. Но только не нам, людям. Пока мы ползали по полянке между зарослей кустарника, вокруг нас была такая тишина, словно все дикие животные замерли вокруг нас в ожидании какого-то чуда. Но едва мы удалились на небольшую возвышенность в стороне от зарослей кустарника, как тут, же дикая природа оживилась. Верхушки кустарников зашевелились и наполнились разноязычными звуками дикой природы. Черная медведица с маленьким медвежонком тоже не заставили себя ждать. Со стороны безопасного места в расщелине скал продвинулись две черные тени. Заросли кустарников всколыхнулись и словно волной стали продвигаться в сторону полянки с нашими продуктами. Над зарослями кустарника тут же взлетели стаи диких птиц и растревоженными криками оглушили дикую природу. На расстоянии пару сотен метров из безопасного места на небольшой возвышенности. Мы стали наблюдать пир диких животных во главе черной медведицы и её маленького детеныша, которые не брезговали нашими продуктами, увлеченно лакомились тем, что мы оставили им от чистого сердца. Со всех сторон к медведям пытались продуктам присоединиться птицы и мелкие животные. Медведица и медвежонок отгоняли лапами самых назойливых попрошаек, которые отскакивали на безопасное расстояние, но вскоре обратно приближались к лесной полянке с продуктами.
- Теперь мы можем быть спокойны за наших питомцев, - гордо, сказал Сулимов Вовка. - Они от голода не пропадут. Пока мы будем их подкармливать, а через месяц природа будет их кормить.
- Это точно! - направляясь, в сторону города, согласился Абдулл. - Через месяц здесь будет много спелых ягод и разных плодов. Тут халявы на всех хватит. Мы тоже будем сюда ходить пастись...
- Как черные медведи! - смеясь, сказал Пузан. - Будем летом оравой отъедаться на зиму...
- Откормить тебя на зиму никаких даров природы не хватит, - подколол Абдулл, толстого Пузана.
   По дороге домой мы договорились, что будем опекать черную медведицу и ее медвежонка до тех пор, пока медвежонок подрастет и научится сам искать себе пропитание на природе. По законам природы дальше повзрослевший медвежонок будет жить самостоятельно. Он не будет нуждаться в материнской опеке. Тем более наша помощь совершенно не нужна животным в дикой природе. Это мы сейчас заботимся о медведице с медвежонком потому, что они по какой-то причине оказались вдалеке от своих сородичей и вынуждены были приблизиться, чтобы прокормиться. Вполне возможно, что они как только окрепнут, так сразу уйдут в горы к своим сородичам. Мы поклялись кровью, что наша опека над медведями останется в глубокой тайне от всех. В знак своей клятвы мы кинжалом укололи до крови указательные пальцы у себя на правой руке. Затем кровью с пальцев дотронулись каждый до лба друг у друга. Как заявлял Сулимов Вовка, что так с кровью клянутся верности индейцы Америки, за своё освобождение от бледнолицых врагов. Мы считали, что так же с годами вырастим гордыми и смелыми, как племена индейцев в Америке. Однако наша клятва и тайна долго не продержались. На территории Нового городка быстро распространились слухи, что на горе "Пушкина" и в Уллубиевской балке бродит серная медведица с медвежонком. Большая часть мужчин в Избербаше и в Новом городке, были рыбаками и охотниками. Но никто из охотников не решился пойти убить черную медведицу. Ведь с ней был маленький медвежонок! Большинство мужчин пережили войну с фашистами. Поэтому ни у кого из мужчин не поднялась рука убить ребенка. Пусть даже этот ребенок был медвежонком. Но ребенок без матери тоже не жилец. Поэтому убивать мать при маленьком ребенке был грех для всех охотников. На общем собрании охотников и рыбаков двух населенных пунктов, Избербаш и Новый городок, решили взять под охрану медведицу и медвежонка от возможных браконьеров, прибывших со стороны. Так как прикаспийская низменность вокруг Избербаша и Нового городка была местом зимовки, а также местом поселения многочисленных пернатых, рыб и животных. То сюда к нам наведывались со всего Советского Союза многочисленные рыбаки и охотники, а вслед за ними прибывали обычные браконьеры, которые без всякого права и без лицензии круглый год истребляли представителей дикой природы. Поэтому местные власти, а также местные охотники и рыбаки строго следили за тем, чтобы браконьеры не уничтожали местную флору и фауну прикаспийской низменности. Ведь мы сами местные жители являлись частью дикой природы, которая была вокруг нас. Конечно, наша местная шпана не могла остаться в стороне от таких событий, как помощь животным в дикой природе. Мальчишки и девчонки Нового городка целыми днями между собой обсуждали один и тоже вопрос, это как помочь черной медведице воспитать своего медвежонка в условиях дикой природы. Можно было подумать, что до нас животные дикой природы не могли жить.
- Мне кажется, что мы слишком опекаем медведицу с её малышом, - сказала, Гала Жарцова-Иваненко, наша одноклассница, когда мы собрались на берегу моря, чтобы разобраться во всем.
- Правильно! - поддержал одноклассницу, Журавлев Витька. - Надо оставить в покое медведицу с её малышом. Пускай они живут без нашей опеки, так как жили до нашего появления в этих местах.
- Надо просто со стороны города установить наблюдение за местом обитания медведей, - добавил свою инициативу Сулимов Вовка. - Оградить медведей от чрезмерной заботы со стороны людей.
- Если медведи привыкнут к халяве от людей, - вступил в разговор Пузан (Шурка Григорищенко). - Тогда им будет трудно жить в дикой природе. Содержать медведей в городе мы не сможем...
   Мы долго обсуждали нашу проблему вокруг связи людей с животными в дикой природе. Наконец пришли к такому выводу, что будем небольшими группами прогуливаться на границе между городом и горой "Пушкина" в сопровождении наших домашних собак, чтобы таким образом отпугнуть медведей от близкого контакта с людьми. Медведи сами разберутся, как им жить в дикой природе. Постепенно мы втянулись в мероприятие по охране животных в дикой природе. Каждый день с утра до вечера мы гуляли группам и в сопровождении наших домашних четвероногих лохматых питомцев. Как только я с друзьями собирался на дежурство в дикую природу, то наш общий пес Джульбарс тут же начинал суетиться. Джульбарс обязательно брал с собой на дежурство свою любимую палку, которую постоянно носил в зубах. Мы в свою очередь с собой на дежурство брали своему верному другу какие-нибудь лакомства. Мозговые косточки от мяса барашка или сушеных бычков, которых Джульбарс обожал кушать, как истинный рыбак. Ведь наш пес вместе с нами постоянно был на рыбалке у моря или возле пресных заливов. Поэтому он был во всем похож на нас. Нашему лохматому другу также доставалось от родителей за наши проделки. Взрослые во дворе говорили, что лохматый пес Джульбарс и местная шпана, это одна сатана. От них все проблемы. Все было бы хорошо с нашим контролем как за Новым городком, так за пределами нашего места жительства в дикой природе. Но! У нас была одна проблема, которую мы никак не могли контролировать. Это детдомовское поселение в Новом городке. Из нашего молодого поколения никто точно не мог сказать, когда появился детский дом в нашем Новом городке. Ведь нам в большинстве было от шести до десяти лет отроду, то есть, мы фактически были ровесники Нового городка, в котором сразу вместе со строительством завода появился детский дом сразу после войны. Детдомовцы жили особняком от всех жителей Нового городка. Словно закрытое государство в другом государстве. У них была своя школа и свое собственное хозяйство на маленькой территории обитания, словно на островке в море строительства растущего населения. Никто никогда не касался жизни детдомовских детей, а также жизни учителей и воспитателей детского дома. В детском доме жили дети разных национальностей. В основном там были дети нашего возраста и чуть постарше нас, то есть дети войны и послевоенного периода. Когда не все могли воспитывать своих детей в послевоенной бедноте и разрухе. Поэтому государство взяло под свою опеку сирот и брошенных родителями несчастных детей. Мы с сочувствием относились к детдомовским детям, но только со стороны помогали им, чем могли. Приносили к воротам детдома свою одежду и некоторые продукты питания из своего дома. Бывало часто, что вешали на ворота детдома связки сушеной рыбы или приносили фрукты и ягоды, которые собирали на природе в кустах и в лесу. Однако никто из детей и взрослых Нового городка не был в прямом контакте с детдомовскими детьми. Каждый из нас варился в котле собственной жизни. Мы своими группами выходили на прогулки к мору, в горы или куда-то еще на просторы дикой природы. Детдомовцы тоже иногда выбирались из своего заточения на просторы дикой природы. Но они всегда были в стороне от нас. Поэтому нам не было известно отношение детдомовских детей к животным в дикой природе. Мы вообще ничего не знали, что известно детдомовцам о существовании черной медведицы с медвежонком вблизи нашего населенного пункта на горе, в зарослях кустарников боярышника и кизила.
- Шурка! Ты знаешь, что детдомовцы похитили медвежонка у медведицы! - закричал Абдулл, прямо с порога, вернувшись вечером с дежурства у горы "Пушкина". - Манана вся в бешенстве, бегает по вершине горы и зовет к себе медвежонка. Малыш тоже вовсю вопит в сарае у детдомовцев.
- Надо поговорить с детдомовцами, чтобы они выпустили медвежонка, - растерянно, сказал я.
- Мы сразу после дежурства ходили к детдомовцам, - стал объяснять Пузан, который зашел следом за Абдуллом в нашу коммунальную квартиру. - Но они с нами даже на контакт не идут...
- Ну, в таком случае ждите в гости мамашу-медведицу, - вмешался мой отец, в наш разговор. - Медведица придет на зов своего ребенка и сама разберется с хозяйством в сарае детдомовцев.
- Так тогда детдомовцы могут убить Манану! - почти в один голос, тревожно вскрикнули все сразу.
- У детдомовцев нет огнестрельного оружия! - решительно, заявил мой отец. - Но вот охотников Нового городка надо предупредить, на всякий случай, чтобы они не применяли оружие против медведицы. Она тут ни в чем не виновата. Любая мать пойдет в защиту своего ребенка. Вам надо еще раз попытаться поговорить с детдомовцами, чтобы они до ночи выпустили медвежонка из своего сарая хотя бы за городскую черту. Дальше медвежонок сам найдет контакт со своей мамой.
   Мы тут же целой оравой направились в сторону детского дома. Следом за собой позвали девчонок и мальчишек с соседних улиц. К детскому дому собрались почти все дети школьного возраста. У нас в руках были разные предметы, которые могли создать звук, чтобы привлечь к нам всеобщее внимание. Словно на стадионе во время футбола мы стали шуметь возле ворот детского дома и выкрикивать лозунги в защиту медвежонка. Требовали выпустить медвежонка к его матери.
- Мы медвежонка завтра отправим в зоопарк в Махачкалу! - крикнул кто-то из взрослых из укрытия.
- Вы не имеете права лишать свободы малыша! - скандировали мы в один голос. - Медведи должны жить в дикой природе! Отпустите медвежонка к его маме. Свободу животным дикой природы!!!
- Если вы не прекратите орать, то мы вызовем на помощь милицию! - кричали нам взрослые из укрытия в детском доме. - В крайнем случае, вынуждены будем применять огнестрельное оружие!
- У вас нет никакого оружия! - смеясь, кричали мы в ответ детдомовцев. - Одни огнестрельные горшки. Милиция к вам на помощь не придет! Вам надо к ним добираться через нас в Избербаш.
   Мы прекрасно знали, что детдомовцы в полной изоляции от внешнего мира. На весь Новый городок было всего два телефона. Один телефон у администрации городка, а другой телефон на посту гражданской обороны, на случай войны с капиталистами. Все остальные городские телефоны и отделение милиции были за три километра от Нового городка в Исполкоме города Избербаш.
- У меня есть идея! - воскликнул, Сулимов Вовка, после часа противостояния с детдомовцами. - Нам надо идти на пост гражданской обороны и по местному радио объявить, чтобы никто не выпускал во двор своих домашних собак и не применял огнестрельного оружия против медведицы.
- Сулим, правильно говорит! - поддержал Абдулл, нашего общего друга. - Пойдем всей оравой на пост гражданской обороны и потребуем от них объявит от нас лозунги в защиту медведей...
   Мы, тут же не сговариваясь, огромной толпой направились в сторону поста гражданской обороны, кабинет которого находился всего в пяти минутах ходьбы от детского дома, в одном здании рядом с кабиной киномеханика в летнем кинотеатре. Во время движения в сторону поста гражданской обороны, словно полчище Чингисхана своим шумом мы всполошили весь Новый городок.
- Вы чего расшумелись?! - встретила нас с берданкой тётя Вера Васильева, которая в ночь должна была дежурить на посту гражданской обороны. - Ни днем, ни ночью от вас нет никакого покоя...
- Нам надо объявить по радио наши требования в защиту медведицы с медвежонком! - от имени всех, взял на себя инициативу Сулимов Вовка. - Пускай детдомовцы освободят медвежонка...
- Может быть, вас сразу связать по телефону с Кремлем на Красной площади в Москве?! - с усмешкой, спросила дежурная на посту гражданской обороны. - Сюда всем вход строго запрещен!
- Тогда сами объявите по радио, чтобы охотники ночью не стрелял из ружей, спрятали в квартирах своих домашних собак, - наставал Пузан из толпы. - Медведица сама освободит медвежонка...
- В противном случае мы сровняем с землей весь детский дом! - закричал Абдуллазизов Абдулл.
   Дежурная на посту гражданской обороны попыталась укрыться в своем кабинете. Но тут, же из толпы в дверь кабинета полетели камни, палки, всякие колотушки и пустые банки, которыми была вооружена толпа возмущенных детей и подростков. Вера Васильева выстрела вверх из единственного ствола своей берданки, которая была заряжено холостым патроном для создания шума. Обстановка у поста гражданской обороны накалялась до предела, принимала серьезный и весьма опасный поворот на случай защиты медведицы с медвежонком. На шум толпы и на выстрел в городской черте из жилых домов стали выходить люди. Народ стал интересоваться причиной, которая нарушила покой населения Нового городка. Большинство взрослых поддержали нас в защиту диких животных. Стали требовать доступа к местному радио от дежурной у поста гражданской обороны. Все хотели, чтобы быстрее решился вопрос объединения медведицы с медвежонком.
- Я бы рада уступить вам! - согласилась Вера Васильева. - Но я не могу включать местное радио.
- Пустите меня! Я знаю, как включать радио! - выступил вперед Сулимов Вовка. - Во время своего дежурства мой отец часто брал меня с собой и показывал мне, как включается местное радио...
- Ну, если ты такой знаток, то проходи, - уступая дорогу нашему другу, сказала дежурная на посту гражданской обороны. - Все остальные оставайтесь на месте. Сюда вход посторонним запрещен.
   После того, как Сулимов Вовка и тетя Вера Васильева скрылись за дверью в кабинете на посту гражданской обороны, вокруг наступила полная тишина. Было так тихо, что можно было услышать вопли маленького медвежонка в сарае в детском доме и жалобный стон медведицы пока за пределами Нового городка. Видимо медведица готовилась к штурму на освобождение своего дитя. Прошло несколько минут, прежде чем в Новом городке зашуршали и запищали на столбах железные колокола уличного оповещения. Вскоре город наполнился какими-то непонятными звуками, похожими на кошачью возню возле источника предстоящей информации по гражданской обороне. Толпа вокруг поста гражданской обороны оживилась. Серьезный вид людей изменил свою внешность. Мальчишки и девчонки стали хихикать в ответ на непонятные шорохи из радио-колоколов.
- Внимание! Внимание! Говорит радио гражданской обороны, - оглушил нас детский писк Вовки.
- Ты своим визгом перепугаешь людей и животных, - сказала по радио Вера Васильева, с шумом обирая у Сулимова Вовки источник звука. - Дальше я сама объявлю. Учись с меня. Пока я жива.
   Над нами обратно наступила минутная тишина. Видимо в радиорубке на посту гражданской обороны Вера Васильева, как артистка перед выходом на сцену, готовила свое настроение, а также голос, чтобы не запустить "петуха" в своем исполнении. Мы толпой терпеливо ждали известия.
- Уважаемы товарищи! - писклявым голосом выпустила "петуха" Вера Васильева, слегка поперх-нулась и серьезным голосом сказала. - У нас в Новом городке создалась сложная ситуация. Ребята из детдома привели к себе в сарай из леса маленького черного медвежонка. Мама медведица на краю городка готовиться освободить своего ребенка-медвежонка из плена. Просьба ко всем! Пожалуйста, спрячьте подальше от улицы своих домашних питомцем. Из-за любопытства никто не появляйтесь на улице. Не применяйте огнестрельного и холодного оружия против медведей. Не забывайте, что у вас тоже есть дети, которых вы готовы защищать от любых врагов. Соблюдайте в эту ночь полную тишину. Дайте возможность матери медведицы спокойно увести своего ребенка.
   После такой информации на весь Новый городок, вокруг нас сразу наступила полная тишина. Мы все после войны привыкли соблюдать правила по гражданской обороне. Выполнять действия, которые требовали от нас военные и администрация городского исполнительного комитета на случай войны, которую теперь больше ожидали от американцев, чем от капитулированных фашистов.
- Пошли к нам в штаб на чердак, - шепотом сказал, Сулим, когда пришел к нам с поста гражданской обороны. - Оттуда будет видно, как медведица пройдет к детдому освобождать медвежонка.
   Большинство из нас были босыми. Берегли обувь для школы. Поэтому от наших ног не было шума на улице. Кто был обут, те тут же разулись и босиком побежали следом за нами, а также в разные стороны к своим домам. Мальчишки и девчонки, которые не входили в круг нашей оравы, не посмели идти следом за нами к нам на чердак в наш штаб. В основном на чердак забрались лишь мальчишки нашего дома и несколько девчонок-одноклассниц, с которыми мы водились.
- Вы предупредили своих родителей, где вы находитесь? - строго обратился ко всем, Сулимов Вока, когда мы гурьбой забрались на чердак нашего дома. - Иначе наш штаб могут быстро прикрыть.
   Мальчишки и девчонки дружно закивали головами, вполголоса подтверждая, что родители в курсе того, что мы всю ночь будем наблюдать с чердака этого дома, как медведица будет освобождать своего медвежонка из плена в сарае детского дома. Так что беспокоиться нечего нам всем.
- Девчонки будут смотреть в слуховое окно чердака, - взял на себя роль командира, Сулимов Вовка. - Пацаны будут смотреть в щели у карниза дома, а также под черепицей. Крышу не разбирать!
   Убедившись в том, что мы его поняли, Сулим тут же погасил трофейный фонарик, который тускло освещал наш штаб на чердаке. Пацаны тут же разместились, кто у щелей под карнизом крыши. Кто-то из пацанов занял место, у чердачных щелей под черепицей на крыше. Высокие девчонки, стоя, а маленькие девчонки на поперечной балке стропил, заняли свои места у слухового окна. Вокруг нас сразу наступила такая тишина, что от непривычки вначале покалывало в ушах от тишины. Нам понадобилось несколько минут, чтобы привыкнуть к тишине. Лишь затем мы стали различать какие-то шорохи, которые доносились откуда-то со стороны с улицы, а также с разных сторон из щелей огромного чердака нашего дома. Мы словно окунулись в другое измерение жизни. Прошло минут пять, прежде чем мы научились различать шорохи и странные шумы вокруг нас. Вот дружно запел первый сверчок. Его голос подхватил другой. Вскоре все сверчки вокруг нас на чердаке осмелели и дружно стали заливаться, словно соловьи на деревьях ночью у своих гнезд. 
   Сверчки так сильно пели, что у нас стало щекотно в ушах. Мы по очереди стали цыкать на сверчков, чтобы они хоть на какое-то время могли заткнуться и дать нам послушать другие звуки ночи. На смену пения сверчков на чердаке появлялись другие звуки и шорохи. Где-то в углу под стропилами попискивали чердачные мыши, шум которых вскоре превратился в мышиную возню. Девчонки едва сдерживали себя, чтобы от присутствия мышей не завизжать на весь чердак. Когда мыши начинали наглеть своим шумом, то пацанам в защиту девчонок, приходилось бросать что-то в сторону мышиных гнезд. Мыши утихали на какой-то промежуток неопределенного времени. Но на этом чердачный шум вокруг нас не прекращался. Где-то под карнизом крыши в гнезде попискивали птенцы диких голубей. 
   Почти неслышно по чердаку с места на место перелетали летучие мыши, которые словно сушеные груши свисали к верху ногами где-то вверху под стропилами. Почему-то наши девчонки не сильно боялись летучих мышей. В сравнении от обычных домашних мышей, от присутствия которых наши девчонки от страха могли даже сигануть с крыши нашего дома. Наверно присутствие пацанов сдерживало девчонок от неожиданных поступков в состоянии страха. Девчонки знали, что мы настоящие джигиты и сможем всегда постоять за своих подруг. Мы просидели на чердаке около часа без движения. За пределами чердака была полная тишина. Лишь изредка раздавался шум проезжающего поезда по железной дороге или визг тормозов грузовых автомобилей на махачкалинском шоссе. Железнодорожная линия и автомобильная трасса, словно два кинжала разрезали Избербаш на две половинки, но они были в стороне от Нового городка. Поэтому никак не могли помешать черной медведицы прийти на защиту своего медвежонка.
- Грр! Грррр! - вдруг, тихо, но грозно зарычал Джульбарс, который всегда был с нами на чердаке.
   Видимо наш пес на расстоянии почувствовал запах медведицы. Я тихо цыкнул на своего лохматого друга и тут же рукой прижал его челюсть, чтобы Джульбарс своим рычанием не отпугнул медведицу во время ее освобождения своего детеныша. Наверно медведица была где-то рядом с нашим домом. Мы стали всматриваться в тусклое освещение улицы со стороны фонарей, которые слегка раскачивались на деревянных столбах от легкого ветерка, гуляющего по нашей улице...
- Посмотрите туда, она там, - прервал Абдулл, мои размышления. - Стоит на углу возле магазина.
- Наверно за мясом пришла, - пошутил я, всматриваясь в угол соседнего дома. - Подкрепиться решила, прежде чем пойти в атаку на людей. Представляю, что сейчас там со сторожем в магазине.
- Да сторож сейчас пьяный в стельку, - поддержал мою шутку Пузан. - Ему там хоть атомная война.
- Прекратите болтать! - тихо пресек нас, Сулим. - Лучше следите за медведицей. Куда она пойдет.
   Не успел, Сулим закончить свою речь, как медведицы черной тенью пересекла улицу в сторону нашего дома и быстро скрылась из нашего поля зрения. Мы тут же переметнулись на другую сторону чердака. Но внутри двора медведицы не было видно. Видимо она пробежала в сторону детского дома улицу вдоль наших домов. Так как проскочить незаметно через большой двор медведица никак не могла. Мы могли ее увидеть во дворе между общественным туалетом или гаражом.
- Наверно она в сортир заскочила, - пошутил Журавлев Витька. - Решила после ужина в магазине освободить свой желудок перед штурмом сарая в детдоме. Ведь мы так поступали перед разбоем.
   Едва только Витька закончил свою шутку, как в стороне детского дома начали лаять собаки. Вскоре там начался такой ужасный переполох, что вскоре весь Новый городок всполошился. Горожане не выдержали напряженной тишины и принялись шуметь в защиту своих сограждан. Кричали люди, домашние животные, лаяли и грозно рычали бездомные собаки. Даже наш пес Джульбарс не выдержал своего молчания и начал грозно лаять и рычать в поддержку своих друзей. Прошло около двадцати минут такого ужасного переполоха в Новом городке. Прежде чем шум в стороне детского дома утих. За это время никто из жителей городка не посмел ни одного разу выстрелить из охотничьего ружья. Все с одобрением встретили освобождение медведицей своего детеныша. Никто из людей не пошел против медведицы с огнестрельным или холодным оружием.
- Посмотрите! Посмотрите! - с восторгом закричали наши подружки, показывая руками в слуховое окно в сторону магазина. - Она со своим малышом! Ура! Мы победили. Манана спасла своего дитя!
   Видимо не только мы следили ночью за проходящими событиями в течение двух часов. Вместе с визгом наших подруг и радостными криками наших пацанов. За пределами чердака нашего дома были слышны крики торжества и многочисленные аплодисменты. Словно весь городок присутствовал в театре, который проходил на открытом пространстве между людьми и дикими животными. Мы тут же всей оравой спустились с чердака своего дома во двор на улицу, где уже собрались почти все жители соседних домов нашего общего двора. Все присутствующее во дворе тут же не сговариваясь бросились бежать в сторону детского дома. Каждого из нас интересовало, что произошло в сарае детского дома, когда медведица освобождала из плена своего детеныша.
   Когда мы подбежали к забору хозяйственного двора детского дома, то увидели там ужасную картину. Забор и весь хозяйственный двор детдома, были основательно раскурочены и разорены. Куда не попадали лучи многочисленных фонариков из рук любопытных, а также свет уличных фонарей, всюду были клочья шерсти от домашних животных и огромные лужи крови возле трупов животных. Сразу было видно, что медведица хорошо отомстила людям за плен своего детеныша.
- Так им и надо! - закричал, Сулим в сторону обескураженных детдомовцев. - Не надо было трогать медвежонка. Манана никому ничего плохого не делала, когда жила в лесу близко от города.
   Все присутствующие дружно поддержали речь Сулимова Вовки в защиту черной медведицы. После того, как присутствующие у детского дома горожане разобрались в том, что люди не пострадали от мести черной медведицы. Мы стали потихоньку расходится по своим домам. Ведь в настоящее время было за полночь. Утром надо кому-то на работу. У нас тоже свои, пусть даже детские дела, имеются каждый день. Поэтому надо хорошо выспаться перед новыми буднями. Видимо мы все так сильно устали за прошедшие беспокойные сутки, что наследующий день впервые спали почти до самой середины дня. Если бы не голод в желудке, то могли спать дольше. Однако, голод не тетка, требует к себе особого внимания. 
   Больше всего к этой потребности от природы относиться наш лохматый друг. Именно наш пес чаще всего будет нас, когда хочет кушать или гулять. Так и в этот раз. Джульбарс долго терпел, пока мы спали словно убитые. Но желудок пса требовал пищи. На улицу ему надо было сходить. Пометить мочой свою территорию.
- Пока вы спали, то я сходил к детдому, узнал о потерях у них в хозяйском дворе, - сказал Сулим, когда мы после обеда собрались всей оравой в нашем дворе. - Детдомовцы из-за своей глупости фактически остались без хозяйства. Манана перекалечила коров и баранов она много поубивала.
- Придется Новому городку помогать детдомовцам, восстанавливать их хозяйство, - грустно, сказал я, поглядывая в сторону хозяйственного двора детдома, который было видно в стороне от нас.
   Несмотря на то, что в этой трагедии с местью медведицы по освобождению из плена своего детеныша, были виноваты сами детдомовцы. Народ сам добровольно пришел помогать детдомовцам, восстанавливать разрушенный медведицей хозяйственный двор. Каждый помогал, чем мог. Наша братва в первую очередь очистила хозяйственный двор от признаков погрома. Муж моей крестной, дядя Ваня Мироненко, с помощью рабочих с военного завода восстанавливал забор и разрушенные сараи, в которых находились домашние животные и рогатый скот. Нам всем понадобилось две недели, чтобы привести в порядок после погрома хозяйственный двор детского дома. Когда хозяйственный двор детского дома стал словно новый, то люди, кто имел свое хозяйство, стали приносить в детдом разную живность. Приносили кур, гусей, цесарок и уток. Из аула привезли два десятка голов коз и баранов. Соседний колхоз выделил в помощь детского дома несколько телят, одного быка и двух молодых телок. В хозяйстве детдомовцев не было только свиней. 
   Ведь большинство детей детского дома были мусульмане, которые не употребляют в пищу свинину. После того, как черная медведица устроила погром в детдоме во время освобождения своего медвежонка. Она навсегда ушла из леса вблизи Нового городка. Мы больше ее не видели. До нас дошли слухи, что далеко в горах появились черные медведи, которые не идут на близкий контакт с людьми. Как это было между нами и медведицей по кличке Манана с маленьким медвежонком. Может быть, это была Манана со своим сыном, которые ни стали доверять людям? Никто этого не может сказать.
   Однако горцы всегда относились с уважением к диким животным, особенно к черным медведям. Поэтому никто из горцев не беспокоил черных медведей и не пускали к медведям охотников, которые приезжали в горы Дагестана, чтобы там поохотится на разную дичь. Черные медведи в горах Дагестана большая редкость. Поэтому даже без закона со стороны власти в защиту черных медведей, местные люди бережно охраняют животный мир дикой природы. Не только черных медведей, а также других диких животных, которые редкость не только в горах Дагестана, а также на обширных территориях всего Кавказа и далеко за его пределами.
Просмотров: 178 | Добавил: Sandro | Теги: Медвежьи услуги и медведям не нужны | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Корзина

Ваша корзина пуста

Поиск

Календарь

«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 5

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0