Мой сайт

Среда, 23.08.2017, 07:07

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2013 » Январь » 26 » Перевернутый год.(S)
13:43
Перевернутый год.(S)
Перевернутый год.(S)
   В Курджиново нам с жизнью не повезло. После трагических событий с гибелью целого отряда ребят и двух егерей, в общей сложностью в тринадцать человек, а также с гибелью саперов в поисковой группе, на нас стали смотреть косо. Гово­рили, что наш приезд принес беду в поселок.
   Местные жители перестали с нами общаться. Словно мы были прокаженные или грешники. Все жители поселка стали ездить фотографироваться в районный центр, в поселок Псибай. К отцу перестали ходить в фотографию. Отец фактически остался без работы. В другие места отца на работу нигде не принимали.
   Мама тоже не ра­ботала из-за детей, которым исполнилось по пять лет. Сергея и Юрку в детский садик не брали. Пока были деньги, вы­рученные в городе Избербаш, пытались развести свое хозяйство, чтобы как-то жить. Купили курей и поса­дили огород. Но прошел сильный град, который был размером с голубиное яйцо. Град побил всех наших курей и огород. От домика, в котором жила наша семья, остались лишь сильно ободранные стены после града и побитая черепица. Восстанавливать свой дом и хозяйство, в нашей семье не было никаких денег.
   - Нам надо уезжать отсюда, - сказал отец, когда у него ни стало работы в фотографии. - Куда мы поедем с маленькими детьми? - стала возражать мама. - К тому же у нас хозяйство.
   - Хозяйства мы пустим под нож, - стал пояснять отец, вариант переезда. - Крупные вещи продадим. Все остальные пожитки мы возьмем с собой. Нам только до автобуса вещи дотащить.
   Мама больше ничего ни сказала отцу. Знала прекрасно, что отцу возражать бесполезно. Если отец так решил, то так и будет по его решению. К тому же отец просто так не говорил. Так же как с переездом в Курджиново, пока отец не увидел новое место жительства, то семью сюда не потащил. Мы не могли предвидеть то, что произошло здесь в горах.
   Вначале все было тут прекрасно. Охотиться здесь в горах запрещали. Так как тут рядом главный кавказский заповедник. В лесу и в горах находятся редкие дикие животные, которые занесены в международную «Красную книгу». Таких зверей ни то, чтобы убивать, а даже беспокоить нельзя. Иначе редкие животные не будут плодиться.
   Особенно зубры, такие дикие коровы, как бизоны в Америке, остались только в зоопарках Советского Союза. Всего пара штук, которые в неволе не хотят разводиться. Поэтому решили зубров поселить в горах Кавказа, где они жили раньше здесь, повсюду огромными стадами.
   От безделья без работы отец вскоре запил. В поселке «Верхние дубки» с нами дружили только Казаровы. Стрельниковы иногда приходили к нам в гости. Они пони­мали, что и без нас могла произойти подобная трагедия. Ведь это не мы, а немцы завезли сюда смертонос­ный металл.
   До нашего приезда были случаи подрыва людей на минах в горах. Так что обвинять нас в тра­гедии было бессмысленно. Тем более о нашем походе заговорили местные ребята. Это они сами меня вы­брали руководителем похода, также на моем месте мог быть любой другой человек.
   Даже после неудачного похода. Кто просил егерей отправляться с нами в новый поход? Можно было провести поиск холма без отряда ре­бят. Жалко конечно, что так глупо погибли мои друзья и одноклассники. Вопрос об отъезде из Курджиново появился сам по себе. Вот только куда? С такой оравой!
   Мне не хотелось никуда уезжать. Тем более что здесь в поселке я повстречал свою первую любовь. Это Казарова Люба. Я совершенно не понимал, как все это вышло. Мы с ней даже не целовались. Просто дру­жили семьями. Ходили, друг к другу в гости. Вместе справляли все праздники. Играли все вместе в футбол и в другие игры. Ловили рыбу на речке. Собирали в лесу грибы и ягоды.
   Но, по­степенно, я стал замечать в себе какую-то не естественную для меня привязанность к Любе. Если я ее не видел в течение нескольких часов, то мне было не по себе. Я начинал у всех спрашивать, где Люба. В наших «Верхних дубках» на это сразу обратили внимание и стали говорить, что чокнутый влюбился в Казарову Любу.
   Но я не был чокнутым. У меня все прошло после гибели Миши, я отчетливо разбирался во всем. Собственно говоря, после трагических событий в горах я всерьез задумался о сущно­сти своей жизни. Задумался о том, как мы все плохо живем. Стал смотреть на окружающий нас мир совер­шенно другими глазами.
   Первая моя любовь мешала мне окончательно определить цель своей жизни, так как я постоянно думал об этой красивой девчонки. Может быть, что она даже не подозревала о моей любви к ней и не давала ни какого повода влюбляться в нее. Просто подошло мое время созревания к любви, как у каждого человека.
   Мы прожили в Курджиново всего один год. Но в начале перевернутого года стали мы собираться уезжать на новое место жительство. В районный центр, поселок Псебай, где нам обещали снять временное жилье. Пока мы не подыщем купить домик или хату на постоянное место жительства.
   Так вот, этот год был поистине перевернутым, не только в арифметическом действии и в нашей семье, но и во всем мире тоже. В апреле этого года с Земли в космос полетел первый человек - Юрий Алексеевич Га­гарин. Весь мир невооруженным взглядом следил за полетом человека в космосе. У всех людей измени­лись планы на жизнь, каждый человек захотел лететь в космос. В этот год всех новорожденных называли Юрой.
   Семья наша переехала жить в поселок Псебай. За оставшиеся деньги от города Избербаш мы ку­пили себе маленький домик в конце поселка, прямо в лесу, у берега маленькой речушки Псебай. Дальше нас за речушкой жила семья Дубовиковых. У которых шесть девчонок. Родители девчонок сразу объявили, что я и мои братья будут женихами их дочкам. Стали дружить семьями.
   - В этих местах можно жить, и плодится, - сказал как то, отец семейства Добовиковых. - У вас хорошие парни. У нас прекрасные девчата. В самый раз породниться и жить одной семьей в лесу.
   - Вообще-то вы правы, - поддержала моя мама, выводы отца большого семейства. - Здесь есть все, что надо человеку, чтобы жить хорошо и размножаться. Вот только пить ни в коем случае нельзя. Иначе семейный рай может превратиться в ад. Тогда от такой жизни надо бежать…
   - Если ты намекаешь на меня, - укоризненно, сказал мой отец, - то с этого момента я с пьянкой завязал. У меня без выпивки есть много забот. Охота, рыбалка и работа все на одной территории.
   - Мария! Ты не беспокойся насчет пьянки наших мужей, - строго, сказала Вера, хозяйка большого семейства. - У меня они не загуляют. Будут пить в меру только по великим праздникам и датам. Все остальное время у нас сухой закон. В противном случае я могу к мужьям применить розги.
   Мощная в комплекции баба, строго посмотрела на подвыпивших мужиков и показала им нагайку-кнут, которым казаки секут строптивых лошадей и погоняют дома непослушных родственников. Я сразу понял, что с такой мощной бабой, как Дубовикова Вера, пьянка в нашем будущем семейном клане будет пресечена сразу на корню. Мой отец рядом с такой бабой буянить не будет. По ее съежившемуся от страха мужу видно, что она держит его на поводке и не дает разгуляться.
   Дубовиковы была хорошая семья, которая всячески помогала нам в поселке Псебай. Мы были частыми гостями в семье Ду­бовиковых. Мой отец сразу устроился районным фотографом в центре поселка. Мама пошла, работать в магазин. Когда я был в школе, то за моими братьями присматривали девчонки Дубовиковы. Мы учились в разных сменах и в разных классах. Мои братья-близнецы всегда были под присмотром кого-то из наших семей. 
   Районный центр, поселок Псебай находился большим полукругом вокруг огромной возвышенности покрытой густым лесом из каштанов и лиственных пород деревьев. В одном конце Псебая жили мы, а в другом конце Псебая, прямо за горой, поселились наши родственники из города Избербаш. Это приехала мамина младшая се­стра Тамара со своей семьей. Они так ездили за нами всюду, как хвостики. Из Гудермеса в Избербаш. Из Избербаша в поселок Псебай. Из поселка Псебай в Беслан, с которого Ложниковы больше никуда не выез­жали.
   - Мы с тобой теперь будем ходить на рыбалку, - сказал дядя Витя Ложников, когда мы с ним встретились в Псибае. - Только ты меня больше не лови на удочку, как это было на пресных заливах.
   - Ну, тогда я был не опытный рыбак, - смеясь, сказал я, вспоминая неудачную рыбалку. - Теперь я знаю, что можно компаньона по рыбалке ловить за мягкие места. Придется вам одеваться во что-то такое, что не может прорвать крючок до мягкого места. Я конечно шучу. Старое не повторится.
   Наша семья быстро прижилась на новом месте. Развели гусей, уток, кур, поросят и еще кроликов. Правда, с кроликами у нас ничего хорошего не вышло. Они стали подыхать в клетках. Тогда мой отец разозлился на них и выгнал всех кроликов из клеток. Кролики не покинули наш двор, а стали самостоятельно обживать эти лесные места. Нарыли себе нор в мягкой почве не берегу речушки Псебай и стали плодиться. Да так бы­стро, что в течение лета и зимы съели у соседа целую скирду соломы.
   От кроликов ни стало покоя. Никто не мог из-за кроликов сажать огород. Кролики съедали растения на корню. Зато у отца стала на дому своя собственная охота. Когда к нам приходили гости, то отец брал свое охотничье ружье и прямо из окна дома подстрели­вал кролика к приему гостей. Мама разделывала кролика, готовила из него гостям разные вкусные блюда.
   По тем временам, в течение шести месяцев мы стали очень богатыми людьми. Сама жизнь нас изменила в лучшую сторону. Хозяйство росло, как на хороших дрожжах. У отца заказы на портреты постоянно растут. Пушниной от кроликов завален весь наш дом. Мой отец купил себе старенькую машину марки «Волга». Собирались рядом со своим домиком купить большой дом, во дворе которого кролики съели, целую скирду и по этой причине, там, у соседей, от голода здохла корова. Поэтому соседи решили перебраться подальше от наших мест, так как кролики их достали.
   Но я не зря вспомнил в самом начале, что в нашей семье, это был поистине перевернутый год. В тот год вообще многое перевернулось в жизни нашей семьи. Жизнь нас словно вывернула наизнанку. Проявились отвратительные стороны семейной жизни. Стали сбываться предсказания нашей мамы, что мы постепенно превратимся в цыганский табор и будем кочевниками. Начнем скитаться по земле без постоянного места жительства, пока не разбежимся в разные стороны.
   На новом месте отец опять ударился в пьянку. Потом пошли слухи, что у отца есть любовница. В это я никак не мог поверить и решил проверить сам. Когда мама была на работе, а у нас в школе не было уроков, я пошел к отцу на работу и за­хватил его прямо на диване с голой женщиной.
   У меня был сильный психологический удар, который приводит человека в шок. Я всегда считал своего отца ге­роем великой отечественной войны с фашистами. Но чтобы отец так низко пал!? Этого я не мог пережить. Я ни сказал маме о том, что увидел, не хотел оскорблять ее женское достоинство. Отец по пьянке, в очередной раз, хотел ударить маму. Причем мама не заслужила этого.
   - Если ты ударишь маму, то я тебя пристрелю, - сказал я отцу, направляя на него охотничье ружье заряженное картечью. - Больше твоего произвола у нас в семье не будет. Я совсем не шучу.
   Отец ни чего, ни стал говорить. Просто вышел из дома и пропал из моего вида в неизвестном направлении. Мама была в шоке. Она тут же собрала наши вещи. Мы уехали в Северную Осетию в Беслан, к ее средней сестре Надежде. Больше мы с отцом не жили.
   Отец вскоре пропил все нажитое нами совместно - наш дом, машину, хозяйство. Мотался по всему белому свету. Скрывался от алиментов. Не хотел платить детям деньги на жизнь. Приезжал к нам извиняться. Я сказал маме, что если она отца примет, то я уйду из дома навсегда и больше никогда не вернусь в этот дом.
Просмотров: 189 | Добавил: Sandro | Теги: В нашей жизни не все измеряется ден | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Корзина

Ваша корзина пуста

Поиск

Календарь

«  Январь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 5

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0