Мой сайт

Среда, 18.10.2017, 03:14

Приветствую Вас Гость | RSS | Главная | Регистрация | Вход

Главная » 2013 » Декабрь » 6 » Поход на Дыхтау.(S)
17:33
Поход на Дыхтау.(S)

Поход на Дыхтау.(S)
   Поведаю вам одну из самых длинных историй моей жизни. Эта история никак не связана с праздниками происшедшими в моей жизни. Просто так обычная история, в которой имеются совсем необычные фрагменты, совсем необычных дней моей жизни. На мой взгляд, эта история могла быть записана в историю открытий, которые совершило человечество. Но только о ней знают всего лишь единицы. Так как не каждый поверит и проверит, то, что произошло на самом деле.
   Началась эта история просто и не обычно. За несколько месяцев до моей службы в армии. Большинство моих друзей были призваны на службу в советскую армию еще весенним созывом. Остались только те, кто родился во второй половине года и должен был призваться на службу в армию осенью этого 1966 года. По своему возрасту я уже на два года пересидел призывной возраст. Постоянно получал отсрочки с призывом. Родственники и военком настаивали на том, чтобы я больше учился, а служба в армии подождет. Мне не хотелось выделяться среди своих ровесников. Считал своим долгом служить в армии. Поэтому я с огромным ни терпением ждал этого дня.
   - Давайте, мы в последний раз сходим в горы, - предложил я, своим друзьям, у которых были повестки призывников на службу в советской армии. - Когда еще мы сможем побывать в горах? Может быть, что после службы в армии мы больше никогда не сможем встретиться вместе.
   Друзья согласились со мной. Мы тут же решили разработать план своего предстоящего похода в горы. Так как мы фактически излазили все окрестные горы, то нам хотелось выбрать такой маршрут, который проходили редко, а то и вообще никто не был на этом маршруте.
   Но в пределах Северной Осетии не было, ни одной такой вершины, которую нам не пришлось, посетить хотя бы один раз. Я не говорю об ущельях в наших горах, куда в течение каждого лета почти каждый выходной день ходили как на обычную экскурсию или на обычный пикник с шашлыками. Поэтому надо было искать место вдали от Северной Осетии, куда можно добраться пешком.
   - Нам надо выбрать никем не покоренную вершину, - с надеждой, предложил Зандин Ефим.
   - Лучше всего пойти на безымянную вершину, - поправил Абисалов Гамзат предложения Ефима.
   - Я так думаю, что непокоренных и безымянных вершин нет на всём Кавказе, - вмешался в советы Гелая Гиви. - Задолго до нашего рождения, все исследовано поклонниками гор и учеными...
   - Давайте не будем спорить о предстоящем походе, - пришлось вмешаться мне в спор друзей. - Лучше внимательно посмотрим на карту Кавказа и обсудим все заинтересованные нас маршруты.
   Друзья согласились с моим предложением. Мы тут же развернули на стол большую географическую карту. Разглядывая географическую карту Северного Кавказа, наш взгляд упал на вершину Дыхтау. Всему миру хорошо были известны вершины Кавказа, такие, как Эльбрус и Казбек. Но никто не обращал никакого внимания на вершину Дыхтау, которая находилась между вершинами Эльбрус и Казбек. В то время как вершина Дыхтау была на триста метров выше вершины Казбек.
   Почему-то альпинисты эту вершину оставили без внимания. Почему так случилось, нам совершенно не было известно. Даже совсем неизвестному местному любителю покорения вершин, покорялись вершины Эльбрус и Казбек, а тут оставили без внимания такую заметную вершину Кавказа. 
  Со стороны поселка Казбеги, на вершину Казбек поднимались самые ленивые. От Казбеги можно было пройти пешком до вершины Казбек без всякого специального альпийского снаряжения. Эльбрус тоже покорился многим любителям гор. Почему тогда никто не покорял вершину Дыхтау?
- Мы восполнить этот пробел, - сказал я друзьям, рассматривая вершину Дыхтау. - Наметим свой выход к вершине на конец июля месяца. Самый благоприятный сезон на всем Северном Кавказе.
- Бархатный сезон, - подметил Дзгоев Руслан. - Промежуток между знойным летом и дождливой осенью. Когда при наличии минимального снаряжения можно пройти быстро расстояние в горах.
Наученные разными ошибками в бывших походах на покорение вершин, мы решили основательно готовиться к этому походу. Первым условием нашего похода было то, что не брать с собой в горы подруг. С ними у нас всегда создавались какие-то не зависимые от нас проблемы. Нам не хотелось, чтобы в этот раз тоже что-то могло помешать нашему походу от присутствия рядом с нами нашим подруг. Лучше идти одним и самой небольшой группой, которая была бы самой подвижной и могла вся поместиться в одной палатке.
Поэтому, решили, что в поход отправится семь человек - 1. Шумейко Юра, 2. Дзгоев Руслан, 3. Абисалов Гамзат, 4. Черевков Саша, 5. Зандин Ефим, 6. Гелая Гиви, 7. Руднев Степан. Как в латиноамериканском кино 'Великолепная семерка'. Сами пока не знали, что будет с нашей семеркой.
По жребию быть командиром выпало Черевкову Саше. Конечно, этому выбору рады были все. Хотя бы по той причине, что я был старше других. К тому же никто не хотел брать на себя обязанности командира. Мне ничего не оставалось, как согласиться с выбором жребия.
28 июля 1966 года, рано утром, в составе семи человек, выехали первым автобусом из автовокзала в Орджоникидзе до Бурона в верховьях Куртатинского ущелья на военно-осетинской дороге. Оттуда проехали автобусом до Акхсау. Дальше прошли пешком в горы строго на северо-запад. Первая ночевка у нас была в ущелье не далеко от Акхсау. Это была единственная возможность почувствовать себя на пикнике вблизи с цивилизацией. По этому случаю, взяли с собой замаринованное мясо под шашлыки и один десятилитровый пластиковый баллон с осетинским пивом.
- У нас здесь кратковременная остановка с ночлегом, - объяснил я своим друзьям. - Поэтому раскладывать свои вещи под скалой не следует. На рассвете трудно будет собрать все в дорогу.
Мы ни стали разворачивать свою палатку. Нашли в скале хороший навес вроде пещеры. Почистили его от природного мусора. Прогрели естественную сырость под скалой костром. Сдвинув этот костер с горящими углями под край навеса, мы принялись жарить шашлык, который заранее был приготовлен нами на шампурах и завернут в специальную упаковку, сохраняющую его от порчи. Нам оставалось лишь брызгать на свой шашлык, когда он спешил подгорать над раскаленными углями и вспыхивал от бараньего курдючного жира.
- Ну, что мужики! Отметим начало похода, - предложил Зандин Ефим, поднимая пластиковый стакан, наполненный ароматным осетинским пивом. - Пускай наш поход будет удачным. Мы покорим вершину Дыхтау.
- Вполне возможно, что мы больше никогда не встретимся вот так в горах, - сказал Дзгоев Руслан. - Никто из нас не знает, где предстоит нам служить в советской армии. Может быть, нас судьба разбросает повсюду. Страна огромная. Мы можем просто раствориться в пространстве Родины.
- Но зато будет нам что вспомнить и рассказать своим детям, - добавил я. - Так выпьем за воспоминания, которые никогда не покинут нас на протяжении всей нашей жизни.
Мы выпили осетинского пива. Закусили осетинским хлебом и шашлыком из бараньего мяса. Затем кинули жребий на дежурство. Мне выпало дежурить первые два часа с Шумейко Юрой. Мы тут же приготовили оба свои арбалеты и стали прогуливаться вблизи скалы у нашего места ночевки.
Закончив свое дежурство без приключений, мы передали дежурство Дзгоеву Руслан и Абисалову Гамзату. Как только мы сдали свое дежурство, то тут же улеглись спать. Нам предстояло заступить на последнее дежурство и заняться приготовлением завтрака для нашей группы. Таковы были наши условия по дежурству, которые мы обговорили заранее до выхода в поход.
Каждая последняя пара в течение двух часов своего дежурства приготавливает завтрак для всей группы и делает подъем. После завтрака группа сразу продолжает поход в горы. Таким образом, мы экономили время на сборы и могли выступать до наступления жары. Так как в самое прохладное время утренних часов мы могли пройти гораздо больше, чем за это же время во время жары.
Несмотря на то, что рядом были горы, в середине дня жара в ущельях, в балках и в оврагах поднималась порой до тридцати градусов. Нам же приходилось больше идти именно в таких низких впадинах в горах. Как договорились заранее, мы не собирались покорять все вершины подряд. Поэтому ориентировались по местной карте и обходили все возвышенности, которые встречались на пути нашего следования. Главною целью для нас был поход на вершину Дыхтау. Для этого нам нужно было беречь свои силы и альпийское снаряжение, которое нам предстояло использовать при покорении вершины. Сейчас свое альпийское снаряжение мы несли у себя за плечами.
- Подъем! - громко закричал я, когда мы с Юрой Шумейко приготовили завтрак всего за один час.
- Вот! Спать ни дали, - стали ворчать, Зандин Ефим и Гелая Гиви, они сдали недавно дежурство.
- Ничего! Поспишь следующий раз, - сказал Дзгоев Руслан, он выспался после своего дежурства.
Мы быстро позавтракали и еще до восхода солнца продолжили свой путь. До больших горных вершин и огромных ущелий было еще далеко. Мы были в самом начале пути. Поэтому мы старались не загнать себя в начале маршрута. У нас впереди был целый месяц похода в сторону вершины Дыхтау. Нужно было подняться к намеченной вершине до начала сезона дождей в горах.
- Здесь много загадочных вершин, - сказал я своим друзьям, разглядывая по карте намеченный маршрут нашего движения. - К тому же нет ни одного удобного ущелья по нашему маршруту...
- Придется покорить одну из вершин, - лукаво, сказал Гелая Гиви. - Иначе горы нас не поймут.
- Лучше всего подняться на красную вершину, - визуально определяя наш дальнейший поход, сказал я друзья. - С красной вершины лучше просматривается ущелье в сторону нашей цели.
Никто ни стал оспаривать мой выбор покорения красной вершины. Все были согласны двигаться дальше. Во втором часу дня мы стали медленно подниматься по небольшому склону в сторону красной вершины, которая выделялась своим цветом среди серых скал и небольшой зелени на склоне нашего подъема. Мы рассчитывали осмотреть красную вершину и спуститься в предполагаемое ущелье с ночевкой в пещере. На следующий день мы могли выйти на прямую линию в ущелье, ведущее в сторону намеченной нами вершины. По нашим расчетам через неделю мы могли начать восхождение на вершину Дыхтау. Спустя пару дней мы могли спускаться в долине к первому попавшемуся населенному пункту, который встретиться нам на пути.
Когда мы во второй половине дня поднялись на красную вершину, то дальше за красной вершиной вместо предполагаемого ущелья мы увидели гигантский провал вроде вулканического кратера, из которого торчали огромные столпы, как красивые грибы, выросшие из помойной ямы. Столпы, огромные круглые цилиндры из скал с растительностью на усеченной вершине. Такие столпы обычно происходят в местах провала мягкого грунта вокруг растущих скал.
- Разве можно мимо такого пройти?! - не сговариваясь, в один голос, разом воскликнули мы.
- Столпы могут образовываться на протяжение тысячелетий, - подметил я. - Поэтому на них может сохраниться животный мир природы, который находился на земле с момента образования столпов. Животные на столпах были изолированы от окружающей природы и развивались сами по себе независимо ни от природы, ни от прогресса, который развивали люди на планете Земля.
Конечно, мы знали о существовании подобных явлений природы. Мы даже встречали небольшие столпы во время своих походов в горах Северного Кавказа. Но мы никак не предполагали, чтобы увидеть сразу несколько гигантских столпов в одном провале земли.
- На двух столпах за растительностью видно какие-то постройки, - сказал Дзгоев Руслан, глядя в бинокль.
- Дай я тоже посмотрю в бинокль на эти столпы, - сказал я, Дзгоеву, протягивая руки к биноклю.
Я посмотрел в бинокль. В гигантском кратере находилось пять или шесть столпов. Их посчитать было трудно, так как эти столпы сверху поросли густой ярко-зеленой растительностью, которая не давала возможности отчетливо рассмотреть трещины между столпами почти сливающиеся между собой.
В большинстве мест расстояние меду столпами было все три или четыре метра. Так что, имея длинный шест или хотя бы длинную толстую доску, можно было свободно передвигаться от столпа к столпу. Возможно, что так и делали раньше люди, жившие на этих столпах. Признаки былой цивилизации просматривались сквозь зеленые заросли, которые густо покрывали эти столпы.
На одном столпе видны были очертания какого-то строения. На другом столпе развалины стены. Все остальные столпы так сильно покрыты растительностью, что на них разглядеть признаки цивилизации практически не возможно. Но по всему было видно, что эти столпы когда-то были единым целым участком земли, где когда-то жили люди. Однако со временем они были разделены образовавшимися провалами между столпами. Эти столпы превратились, словно в отдельные материки, которые теперь живут каждый своей жизнью и только изредка обмениваются между собой признаками животного мира, обитающими в этой изолированной среде от внешнего мира природы.
- Я не знаю, как вы? - высказал я, вслух свои мысли. - Но я не уйду отсюда, пока не побываю там.
- Мы тоже остаемся, - хором, произнесли друзья, словно заранее подготовили эту речь.
Прямо сейчас спускаться в кратер и подниматься на ближайший столп, было бессмысленно. Мы все равно не успели бы этого сделать. Заночевать в самом кратере среди костей и гниющих деревьев, тоже было глупо. Поэтому мы стали искать подходящее место для своего ночлега на вершине красного кратера. Ставить палатку было не возможно. Почва вокруг не устойчивая. Палатку не закрепишь. Ее может сдуть любой ветер, который часто посещает эту вершину, что можно заметить по раздутым расщелинам на почве.
- Конечно, это безумие, ночевать в таком месте, - выразил я свои мысли вслух, разглядывая ближайшую большую щель в скале. - Но у нас другого выбора нет. Придется остановиться тут.
Друзья ни стали обсуждать мой выбор. Тут же стали спускаться в расщелину. Мы семеро едва втиснулись в укрытие издали похожее на пещеру. Думать о каком-то дежурстве не было никакого смысла. Тут и дежурить негде. На всякий случай мы подстраховали друг друга карабинами за кожаные пояса с кольцами, которые мы одели по этому случаю на себя.
Едва мы стали засыпать, как что-то большое плавно проплыло над нами и мы почувствовали колебание воздуха на всем огромным кратером. Можно было подумать, что это был какой-то гигантский дельтаплан или летательный аппарат с другой планеты.
- Что это было? - испуганно, спросил Абисалов Гамзат. - Гигантская птица или дельтаплан?
- Шайтан за тобой прилетал, - засмеялся Гелая Гиви. - Просто ветер к нам тучу с гор сдул. Спи!
В эту ночь не было луны и поэтому мы никак не могли определить, что это изредка проносилось над гигантским кратером как темная туча, отчего колебался воздух над нами и над всем пространством вокруг нас. Изредка до нас доносились со столпов какие-то странные крики, которые были похожи на рев бычка. Кто-то из парней сквозь сон даже пошутил, что нас на столпах ждет шашлык, который нам приготовят местные горцы.
Проснулись мы, когда первые лучи восходящего солнца осветили нашу расщелину. Мы тут же разобрали свои арбалеты. Перекусив наспех, стали осторожно спускаться в низ огромного кратера подстраховывая друг друга. Еще вчера перед сном мы решили, что обследуем в первую очередь тот столп, на котором имеются признаки цивилизации. Так что едва мы спустились на дно кратера, как тут же спотыкаясь об острые камни, гнилые стволы деревьев и неизвестно кому принадлежавшие кости, мы стали пробираться к тому столпу, который первый должен был быть покорен. Проходя мимо одного из столпов, мы почувствовали какой-то отвратительный запах, словно из туалета. Можно подумать, что рядом здесь сточное место отходов.
- Наверно, на столпах живут великаны и гадят вниз кратера, - сказал Зандин Ефим, затыкая нос.
Мы ничего не говорили, стараясь с заткнутыми носами по быстрее пройти неприятное место. Когда мы наконец-то пробрались к намеченному столпу, то обошли его вокруг, чтобы найти удобное место для подъема на столп или возможные ступени и лестницы, по которым поднимаются люди, живущие там на верху. Но никаких признаков и мест восхождения наверх на столпы не было. Всюду были отвесные скалы без признаков цивилизации.
Нам ничего ни оставалось делать, как приготовить свое альпийское снаряжение. Так как Шумейко Юра был самый легкий из нас по весу, то мы доверили ему забивать "костыли" и скобы с кольцами в расщелины между скал. Сквозь кольца страховки мы пропускали капроновую веревку, которая была закреплена за "карабины" у нас на кожаных ремнях. Таким способом мы медленно поднимались вверх по отвесной стене столпа. Столп был высотой не меньше ста метров, но сложность подъема была очень сложной. Мы лишь во второй половине дня передали Шумейко Юры забить последнюю скобу.
- Ты подстрахуй меня, - крикнул я, в сторону вершины столпа, где находился Шумейко Юра. - Я поднимусь первый. Нам двоим, будет легче поднять груз на вершину столпа. Затем по очереди поднимутся все остальные. Нам надо спешить, чтобы к ночлегу обосноваться на вершине столпа.
Мы так и сделали, как я наметил. Вначале подняли все наше снаряжение. После по очереди помогли подняться своим друзьям. Поднявшись на площадку столпа, густо поросшую вокруг кустами и деревьями, мы увидели в середине столпа небольшой храм неизвестной нам религии. Сквозь этот храм пророс гигантский дуб, который расколол этот храм ровно в середине. Возле этого расколотого храма и гигантского дуба была небольшая поляна, на которой было несколько человеческих скелетов огромной величины. Не меньше трех метров.
Среди этих давно истлевших скелетов под гигантским дубом лежал живой старик такой же величины, как скелеты его предков. На старике была длинна рубашка до самых пят. Рубашка давно потеряла свой первоначальный облик и была бесцветна. Рубашка была такая же древняя, как этот старик. Рубашка и старик сливались в одну серо-белую массу. Совершенно седые волосы старика на голове и на лице длинными полосами покрывали половину тела старика. Сквозь нависшие над лицом брови старика на нас смотрели безразличные серо-голубые глаза. На лице старика и в его глазах не было никаких признаков эмоции. Полное безразличие. Старик просто смотрел на нас, а мы смотрели на него. Мы были в шоке от того что увидели.
Прошло всего пару минут встречи с нашими взглядами. Старик закрыл глаза и умер. Смерть старика можно было легко определить. Старик был настолько худой, что длинна рубаха и длинные волосы отчетливо выделяли рельеф его скелета. Когда старик перестал дышать, то в области живота ткань почти истлевшей рубахи отчетливо выделила позвоночник старика без каких-то признаков движения жизни в этом скелете.
- Видимо старик пришел сюда умереть, как его предки тут умирали, - выдвинул я, свое определение. - Старика не нужно хоронить. Он должен превратиться в то, во что превратились предки.
Я показал рукой на огромные скелеты, которые лежали вееров вокруг гигантского дуба. Мы посчитали их. Здесь вместе со стариком было шесть скелетов. Столько же, сколько столпов в этом гигантском кратере. Возможно, что эти скелеты тоже были когда-то столпами какого-то неизвестного нам племени. Теперь они вымерли все. Этот старик был последний. Иначе бы пришли сюда потомки оплакивать смерть старика.
- Надо тщательно обследовать храм, - сказал я, друзьям. - Возможно, что есть отсюда выход.
- Может быть, найдем здесь клад? - сказал Дзгоев Руслан. - Станем богатыми и известными.
- Какой клад?! - удивленно, сказал Зандин Ефим. - На старике ничего кроме сгнившей рубахи нет.
- У нас мало времени на споры, - пресек я, спор друзей. - Надо быстрее спускаться вниз кратера.
Друзья тут же направились в сторону расколотого пополам храма. Храм состоял всего из одного помещения, в середине которого был небольшой родник, который видимо, дал жизнь этому гигантскому дубу и всей растительности на этом столпе. Никакой домашней утвари в этом храме и вокруг него мы не нашли.
Вообще, кроме пышной растительности, расколотого храма, гигантского дуба и шести скелетов на этом столпе больше ничего не было. Я просто удивлялся, как тут могли жить люди. Видимо они питались только желудями этого дуба и той растительностью, которой так много на этом столпе. Воды тут вполне достаточно, чтобы люди не засохли от влаги. Хотя, как сказать. Ведь старик весь высох без еды и влаги, одни кости. Возможно, что он здесь лежал очень давно и постепенно высох, пока сердце у него совсем остановилось.
- Вершина столпа не больше стадиона, - рассматривая площадку столпа, задумчиво, сказал я. - Но, за пару часов нам это пространство невозможно исследовать. Придется нам ночевать здесь.
Мы обследовали столп до мелочей. Даже под корни деревьев заглядывали. Но, ни клада, ни спуска отсюда мы не нашли. Спускаться вниз кратера и выдергивать из щелей скал наше крепление, у нас осталось совсем мало времени. Ничего не оставалось, как только заночевать здесь.
Конечно, ночевать вблизи трупа и рядом со скелетами вещь совсем не приятная. Поэтому решили расположиться спать на другой стороне гигантского дуба в густой сочной траве, которая росла на небольшой полянке между гигантским дубом и кустами на краю этого столпа.
- Вы не забывайте, что находитесь на вершине, а не дома за столом, - в шутку напомнил я друзья. - Объедаться на ночь не следует. Иначе вас не выдержит страховка во время спуска утром.
- Будем до самой смерти высыхать как тот старик, - Гиви глупо пошутил. - Пока совсем засохнем.
После легкого ужина, мы обратно пристегнулись дуг к другу. Улеглись спать прямо в густую траву, с приятным запахом цветов. Но не успели мы закрыть глаза, как над нами, как в прошлую ночь, обратно проплыла гигантская тень и огромная ночная птица опустилась на крону гигантского дуба.
Птица была настолько громадной, что крона гигантского дуба как бы прижалась к основному стволу дерева. Нам плохо было видно очертания этой большой птицы. Мы могли только сравнить ее с какой-то величиной. Но я боялся даже это представить. Ведь раз эта птица такая громадная, то ей ничего не стоит нас похитить себе на корм. Даже таскать нас не нужно. Достаточно поклевать, как мошек.
- Если бы мы были жирные, то птица нас могла склевать, - шепотом, пошутил Дзгоев Руслан.
- Командира надо слушать и на ночь меньше каши кушать, - сострил Шумейко Юра.
- Хватит вам болтать, - вмешался я в шутки друзей. - Она пока не определила, кого будет есть.
Видимо мы не входили в меню этой птицы, которая вскоре обратно взлетела с кроны гигантского дуба, который тут же со стоном выпрямился и в его ветвях поднялся ветер от взмаха крыльев гигантской птицы. Мы ничего не говорили. Боялись обнаружить себя своим звуком перед этой гигантской птицей, которой ничего ни стоило вернуться и склевать нас себе на корм. Надо было не шевелиться до самого утра, когда активность ночной птицы совсем пропадает и нам можно без страха свободно передвигаться в кратере.
Едва мы утром проснулись, как тут же обнаружили, что на другой стороне столпа нет скелетов и нет трупа умершего старика. Осталась лишь помятая трава на том месте, где были скелеты и на месте бывшего трупа старика. Только это подтверждало, что вчера вечером нам ничто не мерещилось, также как и сейчас утром. Мы в темпе обследовали всю площадь столпа, но никаких признаков присутствия людей не было. Мы даже проверили свои личные вещи на случай кражи ночными пришельцами. Но все было цело. Ничто не пропало. Труп старика и скелеты, словно сами по себе испарились. Нам тут даже трудно было что-то подумать.
- Хватит рыскать! - остановил я, друзей. - Нам надо позавтракать. Затем запасемся свежей водой и будем спускаться. Во второй половине дня мы должны найти место ночлега между столпами.
Мы выстроились в очередь к роднику. Пока один набирал в свои емкости родниковую воду, то другие завтракали и собирали свои вещи. На это у нас ушло около часу. Наш завтрак состоял из сухих продуктов, которые мы запивали родниковой водой.
- Спускаемся вниз в том же порядке, как поднимались, - распорядился я насчет спуска. - Последнему на спуске нужен только молоток, чтобы выбивать костыли страховки из расщелины скал.
Заполнив свои емкости водой, мы тут же стали спускаться вниз, выбивая молотком из щелей в скале железные скобы и "костыли". Как только мы спустились вниз кратера, так после короткого отдыха сразу же стали забивать свои крепления в соседний столп для нового подъема. Но у нас уже было упущено время, когда мы искали на столпе пропавшие скелеты людей и труп старика. Так что смогли пройти чуть больше половины стены нового столпа и прекратили продвижение.
- Дальше подниматься нет никакого смысла, - остановил я наше движение к вершине столпа. - Скоро стемнеет. Ты не сможем найти место своего ночлега среди хлама в данном кратере.
Нам пришлось расчистить площадку от всякого мусора между четырех столпов и там остановиться на ночь. Подниматься куда-то на ночлег мы не могли. Все равно не успеем там найти место ночлега. Ночевать вблизи столпов опасно. Со столпов могло упасть, что угодно и разбить голову кому-то из нас. Находясь в середине площадки между столпов, мы были в безопасном месте.
- Никогда мне не приходилось ночевать на помойке среди гнилья, - сострил Абисалов Гамзат.
- Зато запах такой мы больше нигде не встретим, - хихикнул Гелая Гиви. - Будет что вспомнить.
Правда, запах тут был далеко не аппетитный, но не смертельный. Переспать ночь можно было без особого риска. Мы положили на расчищенную площадку свои рюкзаки с вещами и по кругу сели спинами друг к другу. На всякий случай приготовили свои арбалеты. В этих местах можно было ночью ожидать любого ночного хищника, который мог спуститься полакомиться падалью на дне кратера. За падаль хищники могли принять и нас, так как мы пропитались этим запахом в гигантском красном кратере. Теперь нам в будущем предстояло хорошо отмываться внизу в долине.
Едва только наступила ночь, как над кратером обратно стали изредка летать, эти гигантские ночные птицы. Они словно две огромные тучи плавно проплывали по очереди над кратером и надолго затихали. Наверно где-то в огромном гнезде кормили своих деток или сами питались добычей, которую нашли ночью. Но мы почему-то уже перестали бояться этих гигантских ночных птиц. Видимо решили все, что эти птицы нами не будут питаться. Поэтому, зачем бояться, когда можно выспаться прекрасно и утром продолжить новый подъем на необследованные столпы.
Мы даже не успели заснуть, как что-то крупное и мягкое плюхнулось где-то близко возле нас. В тоже мгновение вокруг нас стал отвратительный запах какого-то помета. Нам и без обсуждения этого случая стало понятно, что это гадят на нас гигантские ночные птицы или их птенцы.
- С этого момента мы пропитаемся запахом этого дерьма, - сквозь платок, сказал Руднев Степан.
- Если нас дома кто-то будет обзывать 'дерьмом', то точно не ошибется, - съязвил Гиви Гелая.
Мы действительно стали носителями отвратительного запаха. Но нам некуда было деться. Всюду было опасно. В ночи между столпами всюду была опасность. Если это птичье дерьмо не попало на нас, значить мы находимся в безопасном месте. Нам необходимо перетерпеть газовую атаку. Надо перевязать нос и рот, чтобы не вдыхать в себя напрямую запах дерьма. Я натянул себе на голову шерстяной свитер и в таком виде спал до самого утра. Не обращая ни на что внимание.
Как только мы стали перед рассветом различать силуэты отвесных скал, так тут же выбрались из своего ночлега и продолжили свое восхождение на вершину столпа. Меньше чем за час мы стали выползать на площадку нового столпа. Но продвигаться дальше у нас сразу отпало желание.
На другой стороне площадке под торчащей кверху острой скалой под большим деревом было огромное гнездо ночной гигантской птицы. В гнезде сидели два птенца размером с взрослого человека. Они были еще совсем молодые. На их нежных тельцах был огромный пух без признаков крупных перьев. Огромная голова и огромные на выкат глаза подтверждали то, что это птенцы ночной птицы. Круглый крючковатый клюв показывал на принадлежность этой птицы к хищникам. Даже птенцы таким клювом из-за глупого любопытства могли клюнуть насмерть любого из нас. Тем более что слепые птенцы вначале по шороху приняли нас за опасность.
Но когда время опасности миновало птенцов, то они стали открывать свои огромные красные пасти, по-другому это не назвать. Видимо, что теперь они нас приняли за свою пищу. Так как птенцы на слух и на запах потянулись к нам. Только не хватало, чтобы они подали свой рев, который мы слышали ночью. Тогда вопреки законам природы ночная птица прилетит днем в защиту своих птенцов и тут же заклюет нашу группу на смерть. Мы ни стали ждать, когда это произойдет. Тут поспешили вниз, следом выбивая из щелей скал костыли своего альпинистского крепления.
- Нам надо спешить, - сказал я, друзьям, когда мы вновь оказались низу красного кратера. - Сегодня должны вобраться и обследовать следующий столп. Думаю, что там опасности не будет.
Впереди был целый день. У нас было достаточно много времени на восхождение по следующему столпу. Мы тут же принялись забивать свое металлическое крепление в трещины скал соседнего столпа. Во второй половине дня мы уже были на новой площадке следующего столпа.
Площадка этого столпа, также как и два предыдущих. На вершине столпа площадка густо поросшая кустами и деревьями. На самой середине площадки столпа в густой сочной траве по пояс, стояли несколько огромных зеленых чаш наполненных доверху водой. По краям огромных зеленых чаш острые колючки, которые немного отличаются по цвету от самой чаши. Снизу у чаш по два-три цветка, которые яркостью своей привлекают любопытных животных и птиц. Любой увлеченный ярким цветом и водой тут же мчится к этой необычной чаши, чтобы напиться воды...
- Вот где можно напиться воды! - воскликнул Шумейко Юра, словно читая мои мысли, он тут же помчался в сторону ярко окрашенной чаши с цветком по самой середине.
- Ты куда?! Остановись! Это опасно! - закричал я, на своего друга, но он меня не слушал. Я побежал следом за Шумейко Юрой и в тот момент, когда он наклонился к цветку, я с силой ударил друга в плечо. В это же мгновение чаша цветка резко захлопнулась, обдирая лицо Шумейко Юры. Я посмотрел на ободранное лицо друга. У него из царапин тут же появились пятна крови.
- Быстрее мой водой лицо, - закричал я, на пострадавшего. - Колючки могут быть отравленные.
Я выхватил из рук Дзгоева Руслана пластиковую банку с водой и стал брызгать в лицо Шумейко Юры. У него началась истерика, так как место царапин покрылось волдырями и покраснело, как от ожогов кипятком. Пока пострадавший отмывал свое лицо водой, я взял, отломал длинную ветку от куста и положил ветку в рядом стоящую зеленую чашу заполненную водой. В тоже мгновение чаша захлопнулась, крепко зажав ветку острыми иглами по кроям зеленой чаши. Я подозвал Шумейко Юру и дал ему попробовать вытащить ветку из зажатых створок зеленой чаши. Юра с трудом вытащил зажатую острыми шипами ветку.
- То же самое было бы с твоей бестолковой головой, - сказал я, Шумейко Юре, показывая ободранную ветку. - Твоей бестолковой голове просто повезло. Иначе бы она гнила в этой чаше.
- Я теперь на всю жизнь твой должник, - сказал мне пострадавший, слегка касаясь своего лица.
- Ты свои долги оставь при себе, - серьезным тоном, сказал я. - Лучше чаще будь внимательным.
Руднев Степан поднес маленькую веточку к яркому цветку, который тоже оказался с острыми иголками на щупальцах. В одно мгновение масса щупалец обхватили маленькую веточку и крепко придерживали ее. Теперь всем стало ясно, что это растение хищник, также как и его яркий цветок. Даже издали можно было разглядеть, что в середине огромной зеленой чаши с водой имеются остатки от скелетов небольших птиц, насекомых и не больших животных. То есть все, кто пожелал выпить воду из этой зеленой чаши, нашел тут свой конец.
- Твое лицо надо обработать зеленкой, - предложил санитарную помощь Дзгоев Руслан, открывая полевую аптечку. - От таких волдырей и царапин может быть гангрена, даже заражение крови.
- Дай мне ватку. Я буду обрабатывать ранки йодом, - сказал я, Руслану, пытаясь ускорить процедуру лечения. - Вон, уже красные пятна стали появляться на лице. Надо срочно спасать друга...
- Ой! Горячо! Больно! - стал вскрикивать Юра от прикосновения к поцарапанному лицу ватки зеленого цвета, смоченной в раствор йода. - Изверги! Разве можно так издеваться над своим другом.
- Терпи! Теперь нам с тобой ничто не страшно, - смеясь, сказал Зандин Ефим. - Ты у нас стал на кактус похож. Такой же зеленый. Осталось лишь на тебя по всему телу колючки нацеплять...
- Любая хищная птица испугается твоего присутствия рядом с нами, - хихикая, сказал Руслан.
Мы быстро обработали зеленкой пострадавшее лицо своего друга и только сейчас обратили свое внимание на то, что вблизи этого хищного растения нет ни одного представителя животного мира дикой природы. В то время как по всей площадке столпа летали птички и бабочки, прыгали кузнечики. Все было также как на тех двух столпах, которые мы посетили за последние дни.
Вывод напрашивался сам по себе. Приближаться к хищным растениям опасно для всего животного мира. Держаться надо на расстояние. Мы тут же обследовали площадь столпа, но никаких признаков проживания людей на столпе не обнаружили. Видимо даже люди опасались это место.
- Нам здесь придется переночевать в опасном месте этого столпа, - предупредительно с тревогой в голосе, сказал я, своим друзьям. - Однако, это менее безопасное место, чем то, которое было для нас внизу красного кратера. По крайней мере, нам на голову тут, точно, ничего не упадет.
Друзья согласились с моим предложением. Мы стали готовить палатку на ночлег в самом широком месте на площадке столпа. Здесь было расстояние до опасного хищного растения чуть больше метра от нашей палатки. Мы даже в палатке подстраховали друг друга карабинами через кольца кожаных ремней на поясах. Мало ли кому что-то стукнет в сонную голову. Пойдут на край столпа или к хищной чаше ядовитого растений. Мы не лунатики, но подстраховать себя не грех.
- Думаю, что в этот раз нам лучше на голодный желудок лечь спать, - посоветовал я, друзьям, когда палатка была готова к ночлегу. - Иногда людям пастись полезнее, чем объедаться на ночь.
Друзья ни стали обсуждать мое предложение. Просто стали готовить каждый свое место к ночлегу. В этот раз мы легли спать раньше, чем это делали в последние дни в красном кратере. Нам хотелось хорошо выспаться, чтобы успеть обследовать за неделю оставшиеся три столпа. Так как по нашим многолетним расчетам, примерно через неделю, должен начаться сезон дождей.
Если мы к этому времени не выберемся из этого гигантского кратера, то мы окажемся в ловушке почти на целый год. За время дождей красный кратер наполниться водой и мы не сможем из него выбраться. У нас в рюкзаках сухих и консервированных продуктов оставалось на пару недель. Дальше нам придется кушать растительность или друг друга, чтобы как-то мог выжить за год.
- Лично меня заинтересовал один вопрос, - обратил я вслух к засыпающим друзьям свои мысли. - Как тут на столпах могли люди жить во все времена года? Очевидно, это как-то было связано с температурой, а также с растительным и животным миром. Ведь все они как-то сосуществовали...
Никто из друзей не откликнулся на мои научные вопросы. Сквозь сумерки наступающей ночи не было видно лиц моих друзей. Видимо они уже так быстро заснули или просто не хотели на голодный желудок отвечать на мои глупые вопросы. Просто берегли свои калории, чтобы не было проблем на пустой желудок во время нашего спуска вниз кратера, куда мы собирались рано утром.
Мне ничего не оставалось, как только оставить свои размышления при себе. Я был уверен, что благодаря сложившемуся теплому парниковому микроклимату на столпах сохранилась первозданная жизнь. То, что тут на столпах температура выше, чем вокруг гигантского кратера, это сразу бросалось в глаза. На столпах была очень сочная и бурная растительность, которая подкармливалась пометом птиц и мелких животных. Кроме того, на столпах было много цветов и различной растительности, которые опылялись многочисленными насекомыми.
Таким образом, на столпах было много белковой пищи и во время холодов на горах, здесь создавался парниковый эффект за счет тепла как на столпах так и в самом гигантском кратере. Именно поэтому, люди и весь животный мир, могли жить на этих столпах без проблем круглый год. Всюду есть корм и постоянно плюсовая температура. Как при субтропическом климате. Здесь даже животный мир сильно отличается от тех животных, которые проживают за пределами кратера.
Пример тому, эти гигантские чаши хищных растений, которые я никогда не встречал на всем Кавказе. Хотя я побывал во многих уголках Северного Кавказа и видел множество растений, которые произрастают только в этом регионе. Возможно, что еще по этой причине столпы могли быть неизвестны обычным людям и были изолированы от цивилизации.
Ведь большую часть года эти столпы и весь гигантский кратер были окутаны туманом. Кроме того, в гигантском кратере подавляющее большинство времени находилась вода, как самое главное препятствие к обследованию столпов людьми. Только в редком случае, когда было очень жаркое время года, как в этом году, человек мог позволить себе подняться на эти столпы, что сделали мы в данный сезон. Но такой жаркий год бывает довольно редко. Возможно, что раз в несколько десятилетий. Так что, человек может и не прийти в такое жаркое лето к этому кратеру, особенно тот, кто знает, что тут всегда быть опасно.
Это мы буквально случайно попали сюда в такое удачное время, когда кратер высох весь до самого дна. Если бы мы выбрали другой маршрут или ни в такое жаркое время года, то нам тоже не было бы суждено сделать такое открытие со столпами, какое мы сделали, хотя бы для самих себя. Я не думаю о других. Так как нам никто не поверит, что всего в нескольких десятках километров от цивилизации существует такой загадочный мир, в котором живут трехметровые люди и летают гигантские ночные птицы. Не мне судить о хищных цветах, которые пожирают все-то живое, что осмелиться напиться воды в гигантских чашках. Я так и заснул в своих размышлениях...
Мы в который раз проснулись еще до рассвета и стали спешно собираться на спуск с этого столпа, чтобы поскорее подняться на следующий. Нам никак не терпелось быстрее встретиться с теми людьми, которые проживают на этих столпах. Мы уже не беспокоились не об какой опасности.
- Мы обязательно должны обследовать все столпы, - выражая желания всех, сказал я, друзьям, когда мы обратно спустились вниз в чашу красного кратера. - Иначе нас всю оставшуюся жизнь будет мучить любопытство о том, что мы не знаем. Ведь мы не знаем что там на других столпах...
- Конечно! Конечно! - хором соглашались друзья, утоляя на ходу свой голод сухими пайками.
Нами одолела страсть открытие и познание неизвестного нам мира живой природы и неизвестного нам племени живых людей. То, что они существуют, мы ничуть не сомневались. Также мы не сомневались в том, что они не могут причинить нам какую-то боль и опасность. Если бы эти люди хотели нас как-то изолировать от себя, то они это могли сделать сразу на первом столпе, где мы обнаружили скелеты из предков и труп неизвестного нам старика. Но нам дали шанс на жизнь.
- Думаю, что нам хватит сил, чтобы на голодный желудок подняться на вершину столпа, - неуверенно, сказал я, когда мы обратно оказались внизу красного кратера. - Лично мой желудок не может принимать пищу с отвратительным запахом помета птенцов ночной гигантской птицы...
- Мы тоже не падальщики, чтобы питаться с запахом дерьма, - ответил за всех Руднев Степан.
Парни дружно закивали головами в знак согласия. Мы тут же сразу начали готовиться к подъему на очередной столп. Когда мы забрались на четвертый по счету столп, то обнаружили в середине этого столпа какое-то странное сооружение в виде каменных стен различной величины и расположенных в каком-то странном порядке. Эти постройки стен нельзя было назвать стенами разрушенного жилого здания, храма, крепости или просто оборонительной стены. Такие стены даже нельзя было назвать лабиринтом. Постройки стен вообще не представляли какой-то интерес для обследования. Но то, что эти стены были построены руками людей, это бросалось сразу. Видно было из любого положения, что эти стены выкладывали люди руками. Каждый камень в кладке было подобран по размеру и по цвету. Кладка была похожа на какой-то орнамент.
Но больше всего нас здесь заинтересовал родник и место, где можно было хорошо отдохнуть. Поэтому мы решили здесь задержаться хотя бы на сутки. Нам нужно было хорошо выспаться. Приготовить горячие продукты и если позволит время, то постирать свою одежду. Ведь прошла уже неделя после нашей стирки на речке в горах. В низу этого кратера мы так пропитались дурным запахом, что даже противно быть рядом друг с другом. Каждому из нас казалось, что от нас пахнет гнилым деревом, трупами и пометом гигантских птенцов, которые гадили ночью в нашу сторону, когда мы спали в самом низу гигантского кратера у столпов.
- Вы не забывайте, что мы находимся в изолированном пространстве, - напомнил я друзьям, когда они стали разбирать свои вещи у родника. - У нас ограничено время на отдых. За короткое время мы должны привести себя в порядок у этого родника и употребить калорийную пищу...
- Командир! Мы прекрасно понимаем твою заботу о нас и знаем свое место в походе, - категорично сказал Дзгоев Руслан. - Поэтому будем всюду внимательно следить за своими поступками.
Мы разделись до плавок и разбили свой лагерь прямо у этих странных построек. На место проживания здесь на столпе трехметровых людей мы не рассчитывали. Так как на столпе все хорошо просматривалось. Никто не мог скрыться от нашего глаза. По этим странным постройкам было заметно, что, по крайней мере, последние сто лет здесь не ступала нога человека. Здесь все густо поросло сочной травой. Вокруг столпа над обрывами росли кусты, в которые трех метровый человек никаким образом не мог спрятаться.
Нам так сильно хотелось кушать, что мы в первую очередь приготовились варить суп из консервов сразу в нескольких котелках, чтобы каждому человеку было по котелку горячего супа из консервов. Пока варился суп, мы поставили кипятить воду в двух котелках для хорошего густого черного чая. Ну, прямо, как делают зеки чефир в лагерях, чтобы от такого чая балдеть. Густой чай нужен был, ни для этих целей. Мы собирались запахом такого чая очистить свои открытые участки тела от той вони, которая пропитала нас в самом низу красного кратера. Мы хотели теплым густым чаем помыть свое лицо, руки и ноги. Надо было как-то привести в порядок свое тело и душу.
Пока мы стирали свое белье, к этому времени сварилась вся похлебка из консервов в наших котелках. Мы сели вокруг костра на теплую зеленую траву и принялись кушать то, что приготовили здесь для себя. После хорошего и сытного ужина мы затушили костер и стали приготавливаться ко сну. Мы все-таки решили поставить себе палатку на ночлег. За тем пристегнулись "карабины", к кожаным поясам. Никто не знал, что могут решить эти ночные гигантские птицы, которые все чаще стали кружить над красным кратером.
Очевидно, они стали беспокоиться за своих птенцов, которых мы потревожили свои посещением. Теперь эти гигантские ночные птицы высматривали нас в темноте на всех соседних столпах, стараясь уберечь своих птенцов от незваных гостей.
Когда черная как смола ночь опустилась на весь гигантский кратер, мы закончили все необходимые мероприятия по приведению себя в нормальный вид. На краю столпа у расщелины постирали свое грязное белье. Расстелили белье прямо на траве, так как от самого столпа исходило тепло, словно столп нагревался сухими электрическими тэнами. Поэтому и растительность на столпах была сочная. Ведь тут вполне достаточно постоянной питательной влаги и тепла. Почему бы не расти всему, что хочет прорастать на столпах. Парниковый эффект присутствовал повсюду.
Когда мы стали засыпать, вдруг, в сторону столпов стал дуть ветерок, которого не было все дни нашего пребывания на столпах и внизу кратера. В это время откуда-то на нашем столпе послышался звук. Мы стали прислушиваться и отчетливо услышали, как поет свирель. Мы разом высунулись из своей палатки. В это время откуда-то прозвучала флейта. Затем послышался звук кларнета. Чем больше и сильнее начинал дуть ветер, тем больше появлялось духовых инструментов.
- Ну, прямо как духовой оркестр! - воскликнул Дзгоев Руслан, вглядываясь в ночную темноту.
- Откуда здесь в горах духовой оркестр? - с удивлением, спросил Гиви Гелая. - Мы находимся слишком далеко от цивилизации, чтобы могли услышать в горах музыку духовых инструментов.
- Возможно, сам Всевышний прислал нам музыку с небес, - романтично сказал Зандин Ефим.
Мы стали внимательно вглядываться в темноту ночи. Нам трудно было в это поверить. Но это были не настоящие инструменты. Играли на духовых инструментах ни люди. Это ветер играл в стене, как на духовых инструментах. Все зависело от силы ветра и от его потока. Стена пела от маленькой свирели и до органной музыки, которая наполняла своим звуком гигантский кратер.
Кратер сам отражал эти звуки в округе. У нас было такое впечатление, словно мы присутствуем здесь на концерте Баха или Бетховена. Это не были просто какие-то звуки, которые могла выделять природа при помощи обычного ветра. То была настоящая классическая музыка, которую мог сочинить только человек, наделенный великим разумом и талантом.
Мы не знали, кто этот выдающийся композитор и архитектор, который придумал построить поющие стены. Но мы приклонялись перед разумом человека, который мог придумать такую музыкальную архитектуру в заброшенном людьми и Богом месте дикой природы. Мы искренне были рады встречи с прекрасной музыкой высоко в горах вдали от цивилизации. Когда над кратером стих ветер и вместе с ним чудесная музыка. Мы пошли посмотреть на эту удивительную стену, которая только что подарила нам бесплатно такую прекрасную музыку.
Мы стали светить на чудесную стену своими фонариками и увидели массу различных отверстий в стене, которые находились под разным углом. Отсюда и вся мелодия. Но, что вполне вероятно, эта стена, ни так просто выложена на столпе. Очевидно, что стена тоже играет какую-то роль в создании музыки. Вероятно, это от направления ветра между стен зависит красота самой музыки, которая странно звучит в этих стенах.
Мы внимательно осмотрели все стены. В каждой стене были отверстия разной величины. Через отверстия в стенах пробивался свет наших фонариков, точно также как ветер, который сквозь разные отверстия в стенах создавал музыку различной величины и разного звучания.
Насладившись прекрасной музыкой, мы с огромным наслаждением проспали до половины следующего дня. Но мы, ни стали спешно собираться, чтобы быстрее покинуть этот прекрасный столп. Мы остались тут на целые сутки, как договорились еще вчера прошедшей ночью. Когда осматривали музыкальные стены.
Нам требовался хороший отдых от бесконечных переходов с одного столпа на другой. Хорошо отдохнувшие мы могли быстрее обследовать оставшиеся два столпа. На одном из которых могли жить эти трехметровые люди, которые создали такую прекрасную культуру и архитектуру на этих столпах. Нам хотелось встретиться с ними. Поблагодарить за такое удовольствие души.
Все свое свободное время отдыха на столпе, мы пытались найти хотя бы какой-то ритуальный предмет возле поющих стен. Никто из нас не сомневался, что эти поющие стены как религиозный храм неизвестной нам культуры. Но все наши поиски были бесполезны. Не было ничего под этими стенами, чтобы напоминало нам присутствие строителей этих стен или тех людей, которые поклонялись музыке этих поющих стен.
На следующее утро мы в темпе собрались и стали спускаться вниз кратера, чтобы оттуда подняться на предпоследний столп. Нам стоило поспешить. Так как высоко в горах собирались грозовые тучи. Скоро мог пролиться сильный дождь, который перекрыл бы нам любое восхождение. Включая выход из этого кратера. Такого темпа у нас не было никогда, на все четыре совершенных подъема и спуска за последнюю неделю. Но когда мы поднялись наверх столпа, то поняли, что это было наше последнее и не нужное восхождение. Над кратером собирались огромные грозовые тучи, которые предупреждали нас о возможной опасности.
В середине площади этого столпа стояло огромное дерево, к которому опасно было приближаться человеку, птице и любому животному, так как это дерево выделяет ядовитый сок. Об этом дереве можно рассказать отдельную историю. Про это дерево написал стих великий русский поэт Александр Сергеевич Пушкин. 
"Анчар" - название этому дереву. О нем мне хочется сказать отдельно. Анчар, это одна из многочисленных разновидностей тутовых деревьев, сочные плоды которых каждое лето объедают не только дети, но также птицы и многие насекомые. Благодаря этому дереву становиться прекрасным шелк, когда листья этого дерева объедают гусеницы шелкопряда и создают коконы с тонким волокном, название которому шелк.
Но есть среди этих многочисленных деревьев один вид, который выделяет ядовитый млечный сок. В средние века этим соком отравляли стрелы, которые выпускали в своих врагов. Но видимо поэт, написавший стихи об этом дереве, плохо знал историю произрастания ядовитого дерева. Не только "в пустыне знойной" произрастает это дерево. Такое дерево имеется и в горах Северной Осетии в Куртатинском ущелье, не далеко от курортного места "Кармадон", что в переводе с осетинского языка означает горячая вода.
Так вот. Стоит это дерево возле пещеры, в которую люди приносят дары в виде монетки. Но об этой пещере чуть позже. Пока мой рассказ о дереве, которое в этом месте не теряет свою листву круглый год, так как под корнями этого дерева бьет горячий родник с питательной влагой. Когда в горах выпадает снег, то в это время вокруг этого дерева растет сочная трава и на кроне этого дерева имеются зеленые листья. Только на это дерево не садиться птица, под этим деревом не отдыхает человек, у корней этого дерева не щиплют траву животные. Так как это дерево содержит ядовитый млечный сок и все вокруг этого дерева ядовито.
Теперь мне хочется сказать о пещере, которая находится не далеко от этого дерева. Осетины поклоняются этой пещере и приносят туда дары в виде монеты. Стар и млад, больной и здоровый, а также туристы и просто любопытные, приходят туда к пещере со своими проблемами и просто без проблем, чтобы бросить в пещеру монету. Говорят, что тому, кто бросит в пещеру монету и услышит звон этой монеты, Бог поможет исцелиться больному, а здорового, ждет удача. За год в пещере набирается целая гора разных монет.
Эту пещеру заполненную деньгами никто не охраняет, но и никто не ворует оттуда деньги. Говорят, что бывали случаи, когда кто-то позарился на добро святой пещеры. Но никто из воров не смог вынести эти монеты дальше Куртатинского ущелья. Так как каждый из воров находил там не богатство, а конец своей жизни. По разным причинам и по разным обстоятельства погибали эти воры, позарившись на чужое добро.
На кого-то лавина сошла, кто-то угодил под машину, выскочившую из-за поворота, кто-то сам сорвался со скалы и разбился насмерть, некоторые покончили жизнь самоубийством по неизвестным никому причинам. В любых случаях кто-то находил воров мертвыми, возвращал монеты обратно в святую пещеру, куда приносят монеты разные люди, не зависимо от взглядов на жизнь.
Лишь один раз в год, весной, приходят туда местные жители. Забирают из пещеры монеты, но, ни все, бросают в пещеру к добру свои монеты. На монеты, взятые из святой пещеры, покупают продукты и араку. Накрывают поляну между святой пещерой и ядовитым деревом. Отсюда наверно и пошла поговорка у блатных "накрыть поляну", то есть, пригласить друзей за стол с щедрым угощением и разными напитками.
К накрытой поляне в горах между святой пещерой и ядовитым деревом приходят все желающие. Народ там кушает и пьет, прославляя Бога и природу, дарящим людям благополучие. В заключение пира все присутствующие бросают в пещеру свою монету, чтобы послушать благородный звук. Вновь вернуться к этому месту вполне здоровым человеком. С богатством, накопленным в благополучном доме своем и опять бросить монету, которая принесет удачу и мир в каждом доме.
Говорят, что в тот весенний день, когда накрывают поляну, можно подходить к ядовитому дереву и пить живительную влагу из горячего родника, который исцеляет больных. Здоровым людям приумножает их силы. Так это или нет? Мне это неизвестно. Я ни разу не был на той поляне с угощениями. Но возле святой пещеры бывал. Бросал в пещеру монеты и слушал благородный звук монеты. Конечно, видел и ядовитое дерево. Однако приблизиться к ядовитому дереву не решился.
Теперь мы находились перед ядовитым деревом на столпе в гигантском красном кратере далеко в горах. В это время начинал капать дождь. Нам нужно было спешить выбираться из этого кратера. Мы быстро спустились вниз кратера, не забывая при этом вытащить все свое крепление из отвесной скалы столпа. Когда мы ступили на дно кратера, то у нас под ногами уже была мокрая почва. Мы тут же поспешили к ближайшему месту подъема на вершину гигантского красного кратера. В это время над нами зависли тучи. В любую минуту могла разразиться гроза с сильным дождем.
- Нам надо спешить на верх из кратера, - сказал я друзьям, показывая на черные грозовые тучи. - Иначе мы погибнем в грязном потоке воды, которая скоро заполнит огромный красный кратер.
Едва мы успели выбраться из гигантского красного кратера, как над ним разразилась гроза. Мы повернулись посмотреть на тот столп, который мы так и не покорили. Нам показалось, что в зарослях кустов и деревьев на краю этого столпа стоят высокие люди трехметрового роста в белых длинных рубахах до самих пят и уныло смотрят в нашу сторону, словно с тоской провожают нас навсегда без надежды на встречу. Мы, не сговариваясь, подняли руки в знак приветствия гигантов. Нам не удалось, как следует рассмотреть угрюмые силуэты высоких людей.  Над всем красным кратером с зелеными вершинами огромных столпов нависла черная грозовая туча, а из глубины кратера поднялся белый туман. В несколько минут черная грозовая туча и белый туман, соединились в одно целое и полностью скрыли из нашего вида весь гигантский красный кратер вместе с шестью зелеными столпами, на которых осталось столько много прекрасного и таинственного, что следует изучить нам когда-то. 
  - Может быть, мы ещё вернемся сюда, - с надеждой на будущее, выразил я свои мысли вслух. 
   Находиться на краю этого кратера было опасно. Почва под ногами не прочная. В любой момент могут быть селевые потоки грязи. Нам надо было быстрее убираться отсюда. Мы вышли на безопасную вершину скалистого хребта и стали спускаться в долину. Пока не разразилась над нами более страшная гроза, чем сейчас, нам надо было пройти весь этот горный спуск и спрятаться где-то в пещере между серых скал. 
  - Нам надо привести себя в порядок, - сказал я друзьям, когда мы вышли из опасного места. - Будем искать большую пещеру вблизи источника с водой. Остановимся там на пару суток. 
  Только к концу дня мы нашли себе убежище в пещере. Но это не очень обрадовало нас. Пещера не была достаточно сухой, чтобы нам можно было хорошо обсохнуть и разжечь костер для приготовления пищи. У нас и дров с собой не было. Так что нам пришлось зажечь спиртовые горелки и согревать на них свои озябшие руки. Мы так и заснули вокруг своих горелок, которые немного согрели наши руки и мокрую одежду.
   Прошло два дня пути после нашего выхода из гигантского красного кратера. Наконец-то погода улучшилась. Над нашими головами стало греть яркое солнце. Мы сделали длительный привал, чтобы навести порядок с собой и со своими вещами. Мы все были грязными, голодными и от нас дурно пахло. Поэтому развели огромный костер на поляне вблизи небольшой речушки. Постирали белье. В последний раз сварили себе завтрак, обед и ужин. Мы знали, что завтра будем в населенном пункте Кабардино-Балкарии, где у нас будет возможность хорошо по-человечески покушать в какой-то поселковой столовой или в кафе.
   - Мы должны выйти из одного измерения жизни в другое совершенно чистыми душой и телом, - сказал нарицательно Зандин Ефим, рассматривая наш общий растрепанный вид в одежде и теле.
   - Да, уж! Никто нам не поверит, что мы побывали фактически в двух измерениях жизни, - задумчиво сказал Абисалов Гамзат. - Мне самому не верится, что мы попали в неведомый нам мир...
   - Нам придется хранить в тайне свое открытие, - с беспокойством сказал Дзгоев Руслан. - Иначе нас просто упрячут на всю оставшуюся жизнь в психушку на Камалова, откуда ни кто не вернулся.
   - Когда-нибудь, в конце своей жизни, я обязательно напишу рассказ о нашем походе к вершине Дыхтау, - мечтательно, сказал я. - Пусть мы так и не дошли до нашей намеченной цели, но мы сделали открытие века хотя бы для самих себя. Я обязательно напишу об этом нашем открытии.
   Чистые и сухие, но обросшие за месяц, мы вошли в какой-то поселок ранним утром, когда все сельчане еще спали. Мы ни стали беспокоить местных жителей и прошли этот поселок без остановки. На выходе из поселка мы сорвали по одному яблоку с дерева у дороги и продолжили свой путь. Нам было достаточно на легкий завтрак по одному яблоку. Свой обед мы наметили отведать в другом населенном пункте, который был ниже в долине густо поросшей фруктовыми садами. Но туда идти было, примерно, километров двадцать. Так что к своему обеду мы должны были успеть.
   Однако, не доходя до населенного пункта, нас подобрал почти пустой автобус ПАЗ, который следовал до Нальчика. Мы забрались на заднее сидение автобуса и крепко уснули. Автобус ехал до Нальчика не меньше трех часов. За это время мы хорошо выспались. Как только автобус прибыл на автовокзал, так мы тут же побежали в ближайшую столовую. Наедались там до самого полного объедения. Ведь мы в течение целого месяца ни разу, ни ели такой пищи, какую готовят дома или в обычной столовой. Мы соскучились по продуктам домашней кавказской кухни.
   Из Нальчика в Беслан мы приехали автобусом поздно ночью. Просто попрощались и разошлись по своим домам. Мы так сильно устали физически за целый месяц наших путешествий, что нам хотелось хорошо и долго отдыхать. Я лично проспал целые сутки, даже больше. Когда проснулся и услышал звонкие голоса с улицы, то выглянул в окно. Под окном собралась пестрая стайка первоклашек с цветами. Начинался первый учебный день. Самый памятный день в годы моей учебы.
   Было первое сентября 1966 года. До моего призыва на службу в советскую армию осталось чуть больше двух месяцев. В течение двух месяцев, всех кто участвовал в походе к вершине Дыхтау, призвали на службу в советскую армию. 
    Судьба разбросала нас в разные стороны. Мы даже служили в разных воинских частях и больше никогда не встретились. Я даже не знаю, кем стали мои друзья после того похода в горы. Живы они или нет? Я тоже не знаю. Но только знаю твердо одно, что никто из нас не пожалел о том, что у нас тогда не состоялся поход на Дыхтау. Так как мы тогда в горах встретили нечто такое удивительное, что будем вспоминать всю свою жизнь и поведаем свою тайну нашим потомкам.[/

Просмотров: 279 | Добавил: Sandro | Теги: Горы умеют хранить свои тайны | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:

Форма входа

Корзина

Ваша корзина пуста

Поиск

Календарь

«  Декабрь 2013  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 5

Статистика


Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0